Институциональная экономика. Теория контрактов. Контракт: понятие и сущность. Асимметрия информации и оппортунистическое поведение. Неблагоприятный отбор и способы его предотвращения. Типы контрактов и факторы, влияющие на их выбор.

Индивидуальные онлайн уроки: Отправьте запрос сейчас: ut2018@protonmail.com    
Математика (ЕГЭ, ОГЭ), Английский язык (разговорный, грамматика, TOEFL)
Контрольные работы: по математике, IT, экономике, психологии





Институциональная экономика

 

Лекция 7

 

Тема лекции: «Теория контрактов»

Разделы лекции:

 

1. Контракт: понятие и сущность. Асимметрия информации и оппортунистическое поведение.

2. Неблагоприятный отбор и способы его предотвращения.

3. Типы контрактов и факторы, влияющие на их выбор.

РАЗДЕЛ 1. КОНТРАКТ: ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ. АСИММЕТРИЯ ИНФОРМАЦИИ И ОППОРТУНИСТИЧЕСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ.

 

Понятие «контракт» занимает центральное место в институциональной экономической теории. Посредством контракта осуществляется передача прав собственности на блага.

 

ЧТО ПОНИМАЕТСЯ ПОД КОНТРАКТОМ В ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКЕ?

 

Существуют юридический и экономический подходы к понятию «контракт». Контракт в юридическом смысле — это соглашение, договор, устанавливающий гражданские права и обязанности сторон и оговаривающий сроки действия соглашения. Под контрактом понимаются также гражданское правоотношение, возникающее из договора, и документ, в котором изложено содержание контракта, заключенного в письменной форме. Те формы контракта, которые известны сейчас, — это сравнительно недавнее явление. До эпохи капитализма отношения между людьми обычно не регулировались контрактами. Права и обязанности сторон зависели от их места в социальной иерархии, а не от юридических сделок, заключаемых добровольно. Контракты как обязывающие соглашения, защищенные законом, появляются только в XVI веке. Для того чтобы иметь возможность заключить контракт, индивид должен быть вырван из иерархических структур, он должен быть свободен, и иметь возможность самостоятельно решать, какие обязательства он хочет взять на себя, сравнивая их с теми правами, которые он приобретает в обмен.

 

ЧТО ОЗНАЧАЕТ ПРИНЦИП СВОБОДЫ КОНТРАКТА?

 

Центральное значение для эффективного использования ресурсов имеет принцип свободы контракта, который означает, в том числе, и право не заключать контракт: никто не может заставить индивида взять на себя какое-либо обязательство. Эта свобода заключения контракта позволяет частному собственнику передавать правомочие тому лицу, которое ценит его наиболее высоко.

 

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ ПОДХОД К КОНТРАКТАМ КАК К ОТНОШЕНИЯМ?

 

Контракты в экономической теории рассматриваются не только как чисто рыночные договоры, господствующие на рынке совершенной конкуренции, но и как «отношение», которое стороны стремятся поддерживать. Впервые подход к контрактам как к отношениям был предложен австрийским экономистом Бем-Баверком. Договоренности могут быть неявными, подразумеваемыми, не выраженными словами и не зафиксированными в документе, за которым стоит сила закона. В качестве примера подобных контрактов Бем-Баверк приводил отношение между хозяином магазина и его постоянными клиентами, между врачом и пациентом.

 

Примером подобного контракта могут служить отношения между феодалом и крепостным крестьянином [North, Tomas, 1973]. Крестьянин, живущий в деревне, мог бы организовать собственную защиту, но он не сумел бы подобным же образом охранять свои посевы. Для этого был необходим некто, способный обеспечить надежную охрану крестьянских посевов. Появлялась возможность извлечения выгоды из разделения труда — с задачей защиты крестьян и их посевов значительно успешнее способна была справляться специально выделенная для выполнения этих задач вооруженная группа. Кроме потребностей в защите у крестьян возникала также потребность в разрешении споров по поводу границ смежных земельных наделов. Так защитник становился одновременно и судьей. Между феодалом и крестьянином не существовало никакого контракта в юридическом смысле, но их отношения регулировались контрактом экономическим: феодал предоставлял крестьянину услуги, которые можно назвать «защита и правосудие», в обмен на определенные повинности, выполняемые крестьянином (барщина или оброк — натуральный или денежный).

 

Институциональная экономическая теория интересуется в первую очередь следующим вопросом.

 

ПОЧЕМУ В РЕАЛЬНОМ МИРЕ, ГДЕ ОБМЕН СВЯЗАН С ТРАНСАКЦИОННЫМИ ИЗДЕРЖКАМИ, СУЩЕСТВУЮТ РАЗНООБРАЗНЫЕ КОНТРАКТНЫЕ ФОРМЫ?

 

Институциональная экономическая теория пытается объяснить многообразие контрактных форм и видов деловой практики стремлением экономических агентов экономить трансакционные издержки.

 

НЕПОЛНОТА КОНТРАКТА.

 

ЧТО ТАКОЕ «ПОЛНЫЙ КОНТРАКТ»?

 

Если бы стороны сделки могли бы заключить полный (complete) контракт, который четко определял бы, что должна делать каждая сторона при любых обстоятельствах, и распределял бы издержки и выгоды при любых случайностях, а также предусматривал санкции в случае неисполнения обязательств одной из сторон, то никаких проблем с реализацией сделки и мотивацией ее участников не возникало бы. Однако требования к полному контракту очень строгие.

 

ЧТО ДОЛЖНО БЫТЬ, К ПРИМЕРУ, ПРЕДУСМОТРЕНО В ПОЛНОМ КОНТРАКТЕ МЕЖДУ ВЫСШИМ УЧЕБНЫМ ЗАВЕДЕНИЕМ И СТУДЕНТОМ, ОБУЧАЮЩИМСЯ НА КОММЕРЧЕСКОЙ ОСНОВЕ?

 

1. Прежде всего, и студент, и администрация вуза должны предусмотреть и четко зафиксировать в договоре все обстоятельства, которые могут возникнуть в процессе исполнения договора, например:

 

предметы, которые будут изучаться на протяжении всего обучения, а также кафедра и преподаватель, которые будут их читать, место проведения занятий, т.е., детальное расписание занятий на все годы обучения студента;

 

состояние рынка труда для выпускников с соответствующим дипломом, ведь может возникнуть перепроизводство этих специалистов, и выпускник не сможет найти работу;

 

всевозможные политические события, которые могут повлиять на ценность диплома или на возможность продолжения обучения;

 

стихийные бедствия, которые могут помешать сторонам исполнить условия договора (пожар, наводнение и т.д.).

 

Этот список возможных случайностей может быть продолжен до бесконечности, ведь сюда должны быть включены даже те случайности, вероятность которых настолько мала, что стороны могут счесть их невозможными.

 

2. Далее, следует договориться о распределении ответственности сторон в случае возникновения каждой из предусмотренных в договоре ситуаций и соответствующем изменении платы за обучение, т.е. о распределении издержек и выгод. Должна ли уменьшиться плата за обучение, если обнаружилось перепроизводство этих специалистов на рынке труда? Должна ли измениться плата за обучение, если лекции стал читать выдающийся ученый, приглашенный этим вузом вскоре после начала обучения? На какую из сторон должен быть возложен риск пожара или любого другого стихийного бедствия? Какая из сторон должна нести риск, например, в случае болезни преподавателя, которому не нашли замену?

 

ПОЧЕМУ РЕАЛЬНЫЕ КОНТРАКТЫ ВСЕГДА ОСТАЮТСЯ НЕПОЛНЫМИ? ЧТО МЕШАЕТ ЗАКЛЮЧЕНИЮ ПОЛНОГО КОНТРАКТА?

 

ИМЕЮТСЯ СЛЕДУЮЩИЕ ПРЕПЯТСТВИЯ ДЛЯ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПОЛНОГО КОНТРАКТА (ПРИЧИНЫ НЕПОЛНОТЫ КОНТРАКТА).

 

ПРЕПЯТСТВИЕ 1. Во-первых, это ограниченность предвидения человека, который не может предусмотреть все непредвиденные обстоятельства. Всегда могут произойти события, которые стороны даже не могут представить себе в момент заключения контракта.

 

ПРЕПЯТСТВИЕ 2. Во-вторых, это издержки осуществления расчетов и переговоров при заключении договоров. Даже если изменение обстоятельств можно предусмотреть, но они представляются маловероятными, или если у сторон нет опыта в планировании этих обстоятельств, которым можно было бы руководствоваться при заключении договоров, а также, если издержки учета этих обстоятельств в договорах очень высоки, и время, затраченное на ведение переговоров, можно было бы использовать более производительно, то стороны, скорее всего, откажутся от детального описания в договорах этих обстоятельств и дорогостоящих усилий по распределению риска.

 

ПРЕПЯТСТВИЕ 3. В-третьих, это неточность и сложность языка, которым написаны договора. Как писал американский судья Лернд Хэнд: «существует предел <...> за которым язык не может более выдерживать нагрузки» . Договоры обычно пишутся языком, который понятен только юристам, но даже этот специальный язык часто бывает весьма неточен и нуждается в дополнительной трактовке судом в случае возникновения споров. Чем больше оговорок записано в договоре на случай непредвиденных обстоятельств, тем больше будет вероятность возникновения споров. Неточными могут быть и нормы договорного права, применяемые судом при решении споров в сложной ситуации. Нормы российского гражданского права предусматривают возможность расторжения заключенных договоров в связи с существенным изменением обстоятельств. В части 1 статьи 451 ГК РФ содержится определение существенного изменения обстоятельств:

 

«Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях».

 

Это определение имеет весьма абстрактный характер и конкретные события, явления и факты, которые могут быть отнесены к категории существенно изменившихся обстоятельств, должны быть определены в судебном порядке.

 

Когда возникают разногласия по поводу языка договора, то каждая сторона в споре настаивает на своем понимании его смысла.

 

ПРИМЕР. Примером подобных разногласий может служить следующее дело, в котором в договоре между американским экспортером и швейцарским импортером фигурировало слово «цыпленок» (chicken). После того как продавец отправил морем кур, годных для тушения, швейцарец, получив их, обратился в суд, утверждая, что покупал молодых цыплят, подходящих для варки или для жаркого. Продавец утверждал, что название товара употреблено в широком смысле, охватывающем кур. Суд предположил, что во время заключения договора каждая сторона вкладывала в это название свой смысл, в результате чего и возникло непонимание. Суд разрешил спор в пользу продавца. Хотя покупатель придавал более узкое значение слова «цыпленок», не было доказано, что у продавца были основания знать об этом [Мозолин, Фарнсворт, 1988].

 

ПРЕПЯТСТВИЕ 4. И, наконец, в-четвертых, определенная деятельность или информация, оказывающая существенное влияние на выгоду, которую получают стороны, может оказаться не наблюдаемой третьей стороной и не поддающейся проверке в суде. Поэтому стороны при заключении договоров оставляют пробелы, которые будут заполнены, когда настанет время для внесения изменений.

 

Неполные контракты позволяют сторонам гибко реагировать на непредвиденные обстоятельства, но одновременно они таят в себе проблему несовершенства обязательств договаривающихся сторон и опасность постконтрактного оппортунизма. Поэтому когда стоит выбор между более или менее полным контрактом, то при подготовке этого контракта всегда достигается некий компромисс между защитой от оппортунистического поведения, с одной стороны, и способностью гибко приспосабливаться к меняющимся обстоятельствам, с другой стороны.

 

КАКИМ ОБЩИМ ПОНЯТИЕМ МОЖНО ОПРЕДЕЛИТЬ ПРИЧИНЫ НЕПОЛНОТЫ КОНТРАКТА?

 

Описанные выше причины неполноты контракта:

 

- ограниченность предвидения человека,

 

- невозможность предусмотреть все возможные случайности,

 

- слишком высокие издержки проведения расчетов при распределении риска в договорах,

 

- отсутствие точного и достаточного богатого языка для описания всех возможных обстоятельств и распределения ответственности,

 

- а также невозможность проверки информации третьей стороной,  

 

можно определить одним понятием

 

— «ОГРАНИЧЕННАЯ РАЦИОНАЛЬНОСТЬ» ЭКОНОМИЧЕСКИХ АГЕНТОВ.

 

В ЧЕМ СОСТОИТ СМЫСЛ ПОНЯТИЯ «ОГРАНИЧЕННАЯ РАЦИОНАЛЬНОСТЬ» ЭКОНОМИЧЕСКИХ АГЕНТОВ?

 

Это понятие ввел Саймон, который утверждал, что разум человека — это ограниченный ресурс и его также нужно экономить [Саймон, 1993]. Люди не могут решать мгновенно, точно и без издержек сложные проблемы, они не могут находить математически оптимальное решение сложных проблем. Однако они могут вести себя намеренно рационально, стараясь добиться лучшего решения при данных ограничениях, что, однако, не означает, что результат будет оптимальным.

 

ПОЧЕМУ, ПО МНЕНИЮ САЙМОНА, РАЦИОНАЛЬНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА ОГРАНИЧЕНА?

 

Рациональность человека ограничена потому, что он не может знать все альтернативы, не способен просчитать все последствия своего решения. Экономические агенты формируют определенный уровень притязаний (aspiration level) в отношении той альтернативы, которую они хотят найти.

 

ЧТО ТАКОЕ УРОВЕНЬ ПРИТЯЗАНИЙ?

 

УРОВЕНЬ ПРИТЯЗАНИЙ — это некоторое представление индивида о том, на что он может рассчитывать. Как только индивид находит альтернативу, соответствующую его уровню притязаний, он прекращает поиск и выбирает эту альтернативу. Саймон назвал эту процедуру поиском удовлетворительного (приемлемого) варианта (satisficing). При этом уровни притязаний являются подвижными: в благоприятной внешней среде они растут, в неблагоприятной внешней среде падают.

 

В первых трех случаях речь идет об ограниченной рациональности сторон договора, в последнем, четвертом — об ограниченной рациональности третьей стороны, решающей спор, например, судей.

 

АСИММЕТРИЯ ИНФОРМАЦИИ И ВИДЫ ОППОРТУНИСТИЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ.

 

Даже если некоторая случайность может быть предусмотрена и запланирована в договоре, а договорные отношения надежно защищены, то могут возникать и другие сложности, как в период заключения контракта, так и в процессе его исполнения. Одна из сторон контракта может располагать важной частной информацией как на стадии ex ante, до заключения контракта, когда еще проводятся переговоры о его заключении, так и на стадии ex post, т.е. после заключения контракта, когда имеющейся информации недостаточно для оценки того, соблюдаются ли условия соглашения или нет.

 

ЧТО ОЗНАЧАЕТ АСИММЕТРИЯ ИНФОРМАЦИИ?

 

Асимметрия информации означает, что покупателю и продавцу известно разное количество информации, имеющей отношение к сделке. Сторона, обладающая большим объемом информации, может выиграть, если воспользуется своим информационным преимуществом.

КАКИЕ ТИПЫ ОППОРТУНИСТИЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ МОЖНО ВЫДЕЛИТЬ?

 

Можно выделить три типа оппортунистического поведения, которые соответствуют разным видам асимметрии информации:

 

1. Покупателю неизвестны качественные характеристики блага, имеет место асимметрия информации, носящая название «скрытые характеристики» (hidden characteristics), которая может привести к неблагоприятному отбору (adverse selection).

 

ЗАМЕЧАНИЕ. Термин «неблагоприятный отбор» возник в страховом деле и в экономическую теорию был введен Ф.Найтом.

2. Скрытые действия (hidden action)/скрытая информация (hidden information), которые приводят к моральному риску (moral hazard) той стороны, которая обладает информацией.

 

ЗАМЕЧАНИЕ. Понятия «скрытые действия» и «скрытая информация» были введены К. Эрроу [Arrow, 1985].

3. Скрытые намерения (hidden intentions) партнера по сделке таят в себе опасность третьего вида оппортунистического поведения — вымогательства (hold-up).

ПРИРОДА ОППОРТУНИСТИЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ.

 

Оппортунистическое поведение в общих чертах было определено на лекции 1 «Эволюция институциональной экономической теории». Сейчас мы можем внести уточнения в это определение.

 

ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ОППОРТУНИСТИЧЕСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ ПРОТИВОЗАКОННЫМ?

 

Это зависит от того, насколько легко можно доказать в суде его наличие. Если оппортунистическое поведение несложно обнаружить, то оно будет незаконным, однако не все виды оппортунистического поведения поддаются выявлению даже после того, как они имели место.

 

Рассмотрим следующий пример.

 

ПРИМЕР 1. Строительная компания заключает договор сроком на 2 года с архитектором, в соответствии с которым она платит архитектору 3000 долл. в месяц. Тщательно изучив детали проекта, архитектор заявляет руководству компании, что проект может быть реализован, если его вознаграждение будет увеличено до 4000 долл. в месяц. Строительной компании придется согласиться на эти условия, если она не может найти ему замену за вознаграждение менее 4000 долл. Возможно, нового архитектора найти непросто или сроки сдачи объекта приближаются, и новому архитектору придется платить более высокое вознаграждение за то, чтобы он поторопился. Во всех этих случаях строительной компании придется согласиться с требованиями архитектора и повысить ему вознаграждение.

 

Этот пример демонстрирует условия, при которых возможно возникновение оппортунизма. Проблема появляется после заключения контракта. Существование конкурентного рынка до того момента, как был заключен контракт, не может воспрепятствовать возникновению оппортунизма. Для жертв оппортунистического поведения обещанное исполнение представляет ценность, и часть этой ценности может быть у них экспроприирована. И, наконец, жертвы оппортунистического поведения не приняли никаких мер для его предотвращения.

 

Угроза оппортунизма повышает трансакционные издержки, которые несут обе стороны. Сокращение возможностей для оппортунистического поведения позволило бы направлять их на производительные цели.

 

Законодательство должно учитывать возможности проявления оппортунизма и сокращать связанные с ним трансакционные издержки. Эта задача довольно сложная, потому что одни виды оппортунистического поведения проще обнаружить, чем другие.

 

КАКОЕ ПОВЕДЕНИЕ МОЖНО НАЗВАТЬ «НЕУЛОВИМЫМ ОППОРТУНИЗМОМ»?

 

Если архитектор знает, что изменение договора нельзя будет защитить в суде, то он выберет более изощренные виды оппортунистического поведения, возможно, он заявит, что непредвиденные условия строительства требуют от него больше усилий и рабочего времени, чем предполагалось при заключении договора, и поэтому оправдывают более высокое вознаграждение. Если закон допускает изменение договора в связи с непредвиденными обстоятельствами, то доказать оппортунистическое поведение архитектора будет сложно.

Хотя подобное поведение можно обнаружить, но систематический контроль будет достаточно дорогостоящим.  Подобное поведение можно назвать «неуловимым оппортунизмом», который мы определим следующим образом.

 

К «неуловимому оппортунизму» относятся:

 

1. Во-первых, поведение, которое сложно обнаружить;

 

2. И, во-вторых, поведение, которое обнаружить не сложно, но которое с легкостью маскируется под законное поведение, так что его оппортунистическую природу можно доказать лишь ценой очень больших затрат.

 

ЧЕМ ОППОРТУНИСТИЧЕСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ НАРУШЕНИЯ ДОГОВОРА?

 

Оппортунистическое поведение следует отличать от нарушения договора. Оппортунизм может быть основанием для того, чтобы назвать нарушением поведение, которое явных условий договора не нарушает. Но в то же время не каждое нарушение договора будет оппортунистическим поведением. К примеру, одна из сторон может выиграть в результате нарушения договора настолько, что будет в состоянии полностью компенсировать потери другой стороны от нарушения договора и все равно остаться в выигрыше. Такая ситуация может возникнуть, например, если изменившиеся обстоятельства повышают издержки исполнения договора (например, резко возрастает стоимость комплектующих деталей или труда). Неисполнение договора позволит должнику сэкономить затраты, и эта экономия будет больше, чем потери кредитора в результате нарушения договора. В этом случае нет оппортунистического поведения, поскольку не происходит перераспределения богатства от кредитора к должнику — должник выплатит компенсацию потерь, которые кредитор понес в результате нарушения договора. Нарушение может быть также результатом непредвиденных обстоятельств, в этом случае даже могут пострадать обе стороны, например, если в какой-то сфере государство вводит регулирование, запрещающее исполнение договора. И, наконец, нарушение может стать результатом обоюдного заблуждения и поэтому также не будет оппортунистическим поведением.

 

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ НЕОБХОДИМОЕ УСЛОВИЕ «ОППОРТУНИСТИЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ»?

 

Необходимым условием для того, чтобы определенное поведение можно было бы назвать оппортунистическим, является перераспределение богатства. Но при этом жертва оппортунистического поведения должна иметь законное право на ту часть богатства, которую она теряет в результате оппортунистического поведения контрагента. По сути, вопрос заключается в том, кто имеет право на перераспределяемую часть богатства. Перераспределение богатства в результате оппортунистического поведения, не служит никакой производительной цели, но затраты на его реализацию и на защиту от него являются прямыми вычетами из богатства общества.

 

В нашем примере с архитектором изменение договора не служит производительной цели, но пересмотр договора связан с трансакционными издержками. Поэтому с точки зрения эффективности предпочтительным будет такое законодательное правило, которое предотвратит оппортунистическое поведение архитектора.

 

РАЗДЕЛ 2. НЕБЛАГОПРИЯТНЫЙ ОТБОР И СПОСОБЫ ЕГО ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ.

 

КАКОВ МЕХАНИЗМ ВОЗНИКНОВЕНИЯ НЕБЛАГОПРИЯТНОГО ОТБОРА?

 

Впервые внимание на трудности, возникающие на рынке в связи с асимметрией информации на стадии до заключения сделки, обратил внимание Дж. Акерлоф в 1970 году [Акерлоф, 1993]. Он рассмотрел механизм неблагоприятного отбора на примере рынка подержанных автомобилей. На этом рынке продаются хорошие автомобили, которые на жаргоне называются «сливы», и плохие автомобили (на жаргоне — «лимоны»). Продавцы располагают большей информацией о качестве автомобилей, которые они продают, чем покупатели. Но поскольку покупатели не могут провести различие между сливами и лимонами, то и хорошие, и плохие автомобили продаются по одной цене. Акерлоф утверждает, что в этой ситуации на рынке останутся в основном лимоны, и, возможно, хорошие автомобили вообще не будут предлагаться к продаже.

 

ПРИМЕР 2. Проиллюстрировать проблему неблагоприятного отбора можно с помощью простого числового примера. Пусть 100 человек, желают продать свои подержанные автомобили, а 100 человек, желают купить подержанные автомобили. Всем известно, что 50 автомобилей — это автомобили хорошего качества (на жаргоне — «слива»), а 50 автомобилей — это автомобили плохого качества (на жаргоне — «лимоны»).

Владелец «лимона» готов продать свой автомобиль за 2000 долл., а владелец «сливы» готов продать автомобиль за 4000 долл. Покупатели готовы платить 2400 долл. за «лимон» и 4800 долл. за «сливу». Проблем не возникало бы, если бы проверить качество «лимонов» было легко. «Лимоны» продавались бы по цене от 2000 до 2400 долл., а «сливы» — по цене от 4000 до 4800 долл. Однако, покупатели не располагают информацией о качестве отдельных автомобилей. Автомобиль с равной вероятностью может оказаться и «сливой», и «лимоном». Типичный покупатель готов оплатить ожидаемую стоимость автомобиля:

 

(1/2)·2400+(1/2)·4800 = 3600 долл.

Кто захочет продать свой автомобиль по этой цене?

 

Владельцы «лимонов» готовы это сделать, но владельцы «слив» хотят продать свой автомобиль по цене не меньше 4000 долл. Цена, которую должны заплатить за «средний» автомобиль покупатели, меньше той цены, по которой готовы продать свой автомобиль продавцы «слив». По цене 3600 долл. к продаже будут предложены только «лимоны». Но если бы покупатель был уверен, что ему достанется «лимон», он не захотел бы заплатить за нее 3600 долл.

 

На самом деле равновесная цена установилась бы где-то между 2000 и 2400 долл. По этой цене предлагались бы к продаже только «лимоны», и поэтому покупатели справедливо ожидали бы, что им достанется «лимон». «Сливы» на этом рынке вообще не предлагаются к продаже. Итак, несмотря на то, что цена, по которой покупатели готовы купить «сливы», превышает цену, по которой продавцы готовы их продать, ни одна из этих сделок не состоится.

 

КАКОЙ ВНЕШНИЙ ЭФФЕКТ ВОЗНИКАЕТ В ЭТОЙ СИТУАЦИИ?

 

В подобной ситуации возникает внешний эффект, который приводит к провалу рынка. Своим решением попытаться продать автомобиль плохого качества по средней цене, экономические агенты оказывают влияние на складывающееся у покупателей впечатление в отношении качества «среднего» автомобиля, продаваемого на рынке. Это приводит к понижению цены, которую покупатели готовы платить за «средний автомобиль» и таким образом наносит ущерб людям, которые пытаются продать хороший автомобиль. Именно этот внешний эффект и создает указанный провал рынка. Из-за высоких издержек получения информации товары низкого качества вытеснили товары хорошего качества. Проблема неблагоприятного отбора может быть настолько серьезной, что способна полностью разрушить рынок. Для общества издержки недобросовестного поведения не ограничиваются той суммой, на которую обманут покупатель, сюда необходимо включить также потери, связанные с сужением сферы честного бизнеса.

 

Акерлоф приводит различные примеры подобных крайних случаев неблагоприятного отбора, в частности, пример из сферы страхования. Общеизвестно, что люди старше 65 лет испытывают большие трудности с приобретением медицинской страховки. Возникает естественный вопрос: почему страховые компании не поднимают цену на страховку с тем, чтобы она соответствовала риску? Дело в том, что с ростом уровня цен покупать страховку будут лишь те люди, которые уверены в том, что она им нужна, в результате произойдет ухудшение качества лиц, покупающих страховку, что приведет к отказу страховых компаний от продажи страховки. Аналогичные проблемы возникают со страхованием от болезней. Страховые компании не могут основывать свои ставки страховых премий на средней частоте возникновения у населения проблем со здоровьем.

 

СПОСОБЫ ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ НЕБЛАГОПРИЯТНОГО ОТБОРА.

 

Доверие нельзя купить на рынке, его можно лишь достичь окольными путями с помощью различного рода институциональных механизмов. Там, где экономист видит провал рынка, бизнесмен должен видеть шанс получить прибыль.

 

КАКИЕ СУЩЕСТВУЮТ СТРАТЕГИИ ДЛЯ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ НЕБЛАГОПРИЯТНОГО ОТБОРА?

 

Существуют две стратегии, позволяющие решить проблему неблагоприятного отбора: ПОДАЧА СИГНАЛА (signalling) и ПРОСЕИВАНИЕ (screening). В литературе эти две стратегии часто смешиваются. Различие между ними состоит в том, какая из сторон предпринимает действия: информированная или не информированная.

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ СТРАТЕГИЯ «ПОДАЧА СИГНАЛА»?

 

При сигнализировании инициативу в свои руки берет сторона, располагающая информацией. Той стороне, которая обладает скрытой информацией, бывает выгодно, чтобы о ней узнала другая сторона.

 

КАКОЙ СМЫСЛ ВКЛАДЫВАЮТ В ПОНЯТИЕ «СИГНАЛ»?

 

Сигнал — это наблюдаемая характеристика индивида или блага, которая может быть изменена.

В этом смысле образование индивида является сигналом, а возраст нет.

 

КАКИЕ ПРИМЕРЫ СИГНАЛОВ МОЖНО ПРИВЕСТИ?

 

1. В нашем примере с рынком подержанных автомобилей таким сигналом служит гарантия, которую предоставляет продавец «слив». У владельцев подержанных автомобилей хорошего качества есть стимул к тому, чтобы донести до потенциального покупателя тот факт, что предлагаемый им автомобиль хороший. Он должен подать сигнал о качестве своего автомобиля тем, кто мог бы его купить. Один из подобных сигналов — гарантия, т.е. готовность продавца отдать покупателю некоторую заранее согласованную сумму, если автомобиль окажется «лимоном». Продавец «лимонов» не может предоставить подобную гарантию, поскольку это ему не выгодно.

 

2. В договорах подобным сигналом о надежности другой стороны могут служить штрафные санкции, например, в случае просрочки сдачи объекта строительной или ремонтной организацией. Должник подает сигнал о своей надежности, сообщая о готовности выплатить страховку кредитору в случае неисполнения им взятых на себя обязательств.

 

3. Сигналом могут служить также капиталовложения в торговую марку.  Расходы на рекламу могут быть весьма значительными, а это невозвратные капиталовложения (sunk cost). Но для покупателя они являются свидетельством высокого качества продукции. Расходы на рекламу — это своего рода «заложник» в руках покупателя. Если продавец обманет покупателя и поставит товары низкого качества, то ценность рекламы упадет до нуля [Klein, Leffler, 1981]. По этой же причине банки вкладывают значительные средства в здания, отделывая их, к примеру, мрамором. Эти расходы служат сигналом, который банк подает о своей надежности, ведь эти вложения также являются невозвратными.

 

4. Создание и поддержание институциональных механизмов, решающих проблему неблагоприятного отбора, конечно, связано с затратами ресурсов, но именно эти затраты и подают сигнал покупателю о том, что продавец предлагает хороший товар. Можно сказать, что качество сигнала зависит от тех ресурсов, которые были инвестированы в него.

 

5. На рынке труда сигналом служит диплом об образовании.

 

ПОДАЧА СИГНАЛОВ НА РЫНКЕ ТРУДА. МОДЕЛЬ СПЕНСА.

 

Первым, кто исследовал подачу сигналов на рынке труда, был Спенс [Spence, 1973]. Дипломы об образовании подают работодателю сигнал о качестве (и о производительности) потенциального работника. Производительность на рабочем месте положительно коррелирует с успеваемостью в школе. Поэтому у высокопроизводительного работника в среднем будут более низкие частные издержки получения диплома об образовании (к примеру, он тратит меньше времени на подготовку к занятиям и выполнение домашних заданий). Поскольку более производительный работник может зарабатывать больше, чем менее производительный работник, то более производительный работник имеет стимул вкладывать средства в получение диплома об образовании как подачу сигнала. Для того чтобы сигналы были надежными, необходимо, чтобы для менее производительных работников издержки получения более высокого уровня образования были бы выше, чем выгоды, связанные с увеличением заработной платы. Спенс считал, что само образование — это лишь сигнал о более высокой производительности, но само образование производительности не повышает. В модели подачи сигнала Спенса получается, что расходы на образование — это чистые социальные издержки. Рассмотрим эту модель подробнее [Мильгром, Робертс, 1999].

 

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ МОДЕЛЬ СПЕНСА?

 

В модели Спенса есть два типа работников. Они обладают частной информацией о своей производительности, которой нет у работодателей. Производительные работники производят продукции на 50 долл. в час (за вычетом издержек производства). В условиях полной информации об их производительности они получали бы заработную плату, равную их предельному продукту, т. е. 50 долл. Работники с низкой производительностью производят продукции на 20 долл. в час.

Работодатель при найме работников не в состоянии распознать их качество, поэтому он будет платить им заработную плату, равную ожидаемой производительности данной группы работников, в которой, допустим 30% высокопроизводительных работников и 70% работников с низкой производительностью. Заработная плату, которую будет платить работодатель, составит:

 

0,3·50 + 0,7·20=29 долл.

Высокопроизводительные работники хотят подать сигнал, потому что они получают меньше, чем ценность их предельного продукта. Работодатель также заинтересован в том, чтобы отделить хороших работников от плохих, поскольку плохим работникам он платит слишком высокую для них зарплату.

 

Если хорошие работники смогут получить диплом об образовании, тогда этот диплом будет служить сигналом об их более высокой производительности, если выполняются следующие два условия:

 

1. Тот уровень образования, который выполняет роль сигнала о высокой производительности работника, должен быть достаточно высоким, чтобы работники с низкой производительностью не могли бы получить его, в противном случае они также получат образование и смогут обмануть работодателя. Если это условие не выполняется, то диплом об образовании не может выступать в роли сигнала о более высокой производительности.

 

2. Неспособность получить определенный уровень образования должна точно сигнализировать о том, что производительность данного работника низкая. Высокопроизводительные работники не откажутся от получения образования. Это второе условие, которое также должно выполняться.

 

Чтобы выполнялись оба эти условия, необходимо, чтобы достижение данного уровня образования требовало бы меньше издержек от высокопроизводительных работников, чем от низкопроизводительных. Тогда низкопроизводительные работники не будут заинтересованы в том, чтобы подражать высокопроизводительным работникам. Эти рассуждения можно проиллюстрировать с помощью простого математического примера:

 

50 долл. – CL·EH < 20 долл. – CL·EL,

 

50 долл. – CH·EH > 20 долл. – CH·EL,

 

CL и CH — издержки получения единицы образования для низкопроизводительных (L) и высокопроизводительных (H) работников, соответственно.

 

EL и EH — уровни образования, выбранные каждым типом работника.

Первое неравенство говорит о том, что низкопроизводительные работники, которые будут подражать поведению высокопроизводительных работников и выберут высокий уровень образования, даже получая более высокую зарплату, будут в худшем положении по сравнению тем, в котором они находились бы, если бы не получили образование и остались с низкой зарплатой (20 долл.).

 

Второе неравенство говорит о том, что высокопроизводительные работники выиграют от подачи сигнала, ведь для них получение образования связано с меньшими издержками, чем для низкопроизводительных работников.

 

Эти неравенства не выполняются, если CH≥CL. Если CH<CL, тогда неравенства выполняются, и образование может служить в качестве надежного сигнала о производительности. Для любого CH<CL найдется уровень образования, который высокопроизводительные работники получат, чтобы подать сигнал о своем более высоком качестве.

 

Например, если CH=10 долл., а CL=20 долл., тогда подойдут следующие уровни образования: EL=0 и EH=2. Тогда, подражая высокопроизводительному работнику, низкопроизводительные работники заработают 10 долл. вместо 20 долл., которые они получают, не пытаясь выдать себя за работников другого качества. Высокопроизводительные работники выиграют, если получат две единицы образования, так как их вознаграждение станет равно 30 долл., а не 20 долл. в случае, если они это образование не получили. Таким образом, мы получаем разделяющее равновесие. В этом равновесии работник каждого типа делает выбор, позволяющий отделить его от работников другого типа.

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ СТРАТЕГИЯ «ПРОСЕИВАНИЕ»?

 

Понятие «просеивание» характеризует действия стороны, не обладающей информацией, которые та предпринимает с целью разделения различных типов информированной стороны в соответствии с определенными характеристиками. Идея о том, что некоторая информация раскрывается, когда индивиды предпринимают какие-либо действия, была понятна людям, вершившим правосудие еще в древности. Достаточно вспомнить решение царя Соломона в споре между двумя женщинами, каждая из которых утверждала, что она мать ребенка и требовала отдать его ей. Царь Соломон предложил разрубить ребенка пополам, и та женщина, которая отказалась причинить вред ребенку и согласилась отдать его другой женщине, и была его настоящей матерью. Другая же женщина, сделав свой выбор, раскрыла информацию о том, что она не мать ребенка. Делая свой выбор, каждая из женщин раскрыла свою частную информацию.

 

Таким образом, не информированная сторона может предложить информированной стороне некий набор альтернатив, каждая из которых рассчитана на определенный тип информированной стороны. Информированная сторона делает свой выбор и тем самым раскрывает свою частную информацию.

 

ПРИМЕР. Рассмотрим стратегию «просеивания» на примере заработной платы, возрастающей в зависимости от стажа работы. Эмпирические исследования обнаруживают связь между заработной платой и стажем работы: с увеличением стажа и опыта работы возрастает оплата труда. Джоан и Стивен Сэлоп рассматривают подобную схему оплаты труда как метод просеивания с целью сокращения текучести работников. Уход работников сопряжен с потерями для всех фирм, но особенно большие потери возникают, когда фирма, к примеру, вкладывает значительные средства в подготовку работников. Поэтому фирмы бывают заинтересованы в привлечении работников, которые менее склонны к перемене места работы. Решение, использующее стратегию просеивания, заключается в том, чтобы предложить такой контракт о занятости, который привлек бы только нужный тип работника. Фирма предлагает относительно низкую первоначальную оплату труда, а затем, после того как работник проработал на фирме значительный период времени, его вознаграждение становится выше, чем рыночная ставка оплаты труда. Возрастающая с увеличением стажа и опыта работы заработная плата «просеивает» все множество потенциальных работников, потому что эта схема оплаты труда более привлекательна для работников, которые имеют намерение оставаться на этой фирме, и совсем не нравится работникам, которые не намерены длительное время работать на данной фирме, потому что из-за преждевременного увольнения они недополучат доход, возрастающий пропорционально увеличению стажа их работы в данной организации.

 

РАЗДЕЛ 3. ТИПЫ КОНТРАКТОВ И ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ИХ ВЫБОР.

 

В 1931 году знаменитый американский правовед, составитель Единообразного торгово—коммерческого кодекса США, который и в наши дни регулирует продажу товаров в Америке, Карл Льюэллин обратил внимание на то, что классический юридический контракт во многих случаях не пригоден для объяснения экономической организации, а в некоторых случаях может даже затруднить анализ. Эту идею в 1963 году развил Маколей.

 

Экономический обмен предстает в виде целого спектра контрактов.  Рассматривать существующие в экономике контракты в виде подобного спектра предложили в своей статье Гетц и Скотт. На одном конце этого спектра находятся чисто рыночные сделки, господствующие на рынке совершенной конкуренции. По мере удаления от этой точки в контрактах возрастает доля отношенческих элементов, т.е. неявных, четко не сформулированных, подразумеваемых договоренностей, не закрепленных в юридическом договоре. Эти договоренности невозможно защитить в суде, основным механизмом принуждения для них является внутреннее принуждение сторон (self-enforcement) к выполнению принятых на себя обязательств.  Примером чисто отношенческого контракта может служить дружба. Отношенческие контракты предполагают сильные личные связи, они долгосрочные и предвидят возможность конфликтов как нормальную составляющую взаимодействия между сторонами контракта. В этих контрактах нет договоренностей, которые защищаются третьей стороной, а присутствуют лишь отношения, подкрепленные лишь внутренними механизмами принуждения. Например, вы ожидаете помощи от друзей в чрезвычайных ситуациях. Эти ожидания могут быть основаны на моральных обязательствах, взятых на себя сторонами, а не на обязательствах, защищаемых правовой системой.

 

В обычных контрактах стороны, как правило, могут свести требуемое исполнение к четко специфицированным обязательствам сторон. Отношенческие контракты создают уникальные отношения, в которых стороны являются взаимозависимыми, а неизвестные обстоятельства или сложность требуемого от сторон реагирования на эти обстоятельства могут помешать четкой спецификации их взаимных обязательств. Сложность и неопределенность играют концептуально разные роли, но часто они проявляются вместе.

 

ПРИМЕР. Предположим, у вас есть дом с прекрасным садом, вы уезжаете летом в отпуск и на время вашего отсутствия хотите, чтобы за садом ухаживал специально нанятый для этих целей садовник, с которым вы подписываете контракт. Неопределенность проявится в этом контракте в том, что при его подписании сложно определить заранее погодные условия, невозможно предусмотреть нашествие гусениц шелкопряда, поражение растений занесенной ветром мучнистой росой. Сложность проявится в том, что необходимо предусмотреть в случае каждого случайного обстоятельства, что конкретно должен делать нанятый вами садовник, в каких случаях он должен опрыскивать растения, сколько раз их следует поливать, нужно ли уничтожить заболевшее растение, чтобы предупредить распространение заболевания и т. д.? Ответом на это сочетание неопределенности и сложности будет определение требуемого исполнения в весьма общих выражениях.

 

Этические стандарты поведения адвокатов, брокеров и других агентов — пример того, как формулируются обязанности в отношенческих контрактах. Отношенческие контракты требуют также более «творческих» механизмов контроля, чем обычные контракты. Эти механизмы сочетают как контроль за поведением агента, так и «связывание рук» с его стороны.

 

КАКИЕ ОСНОВНЫЕ ТИПЫ КОНТРАКТОВ МОЖНО ВЫДЕЛИТЬ?

 

Институциональная экономическая теория выделяет три основных типа контракта:

 

1. КЛАССИЧЕСКИЙ;

 

2. НЕОКЛАССИЧЕСКИЙ;

 

3. ОТНОШЕНЧЕСКИЙ ИЛИ НЕЯВНЫЙ.

Эту трехзвенную классификацию впервые предложил правовед Ян Макнейл в 1974 году, а затем Уильямсон ввел ее в теорию экономической организации.

 

ЧЕМ ОПРЕДЕЛЯЕТСЯ ВЫБОР МЕЖДУ ЭТИМИ ТИПАМИ КОНТРАКТОВ, КАКИЕ ФАКТОРЫ ВЛИЯЮТ НА НЕГО?

 

1. РЕГУЛЯРНОСТЬ И ДЛИТЕЛЬНОСТЬ СДЕЛОК.

 

КАКИЕ СДЕЛКИ МОЖНО ВЫДЕЛИТЬ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ РЕГУЛЯРНОСТИ И ДЛИТЕЛЬНОСТИ?

 

В зависимости от степени регулярности и длительности сделки можно выделить разовые, спорадические и регулярные (или непрерывные) сделки.

 

Если сделка разовая, и ее исполнение занимает непродолжительное время, то отношения будут строиться на безличной основе, возможно с использованием типовых, стандартных контрактов, а споры будут решаться в суде. Примером может служить покупка квартиры. В этом случае сторонам не нужно устанавливать персонализированные отношения. Отношения носят формальный характер и прекращаются сразу после совершения сделки.

 

Однако если сделка между партнерами повторяется регулярно или ее реализация требует, чтобы отношения между сторонами были бы более тесными, тогда эти отношения приобретают менее формальный характер. Например, в контрактах найма большинство спорных вопросов между фирмами и их работниками решаются не в суде, а в процессе личного общения. В этом случае форма контракта позволяет экономить издержки, связанные с использованием дорогостоящих формальных механизмов принуждения.

 

2. СТЕПЕНЬ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ И СЛОЖНОСТИ СДЕЛКИ. Если товар, являющийся предметом сделки, достаточно простой, то можно подписать контракт, четко определяющий обязанности сторон. В нем можно зафиксировать, какое количество товара будет поставлено в определенный срок по согласованной между сторонами цене, например, 100 тонн металла по фиксированной цене с поставкой через месяц. Этот контракт довольно простой, и в случае нарушения обязательств одной из сторон контракта, его легко защитить в суде, поскольку отсутствие неопределенности и простой характер предмета сделки позволяют третьей стороне (в данном случае арбитражному судье) определить нарушение и решить спор. Если же, к примеру, заключается контракт на строительство завода, исполнение которого занимает длительное время, то за время исполнения контракта могут возникнуть разнообразные непредвиденные обстоятельства: неожиданное резкое изменение спроса на продукцию завода, временный дефицит в поставках, повлиявший на сроки строительства, изменения в издержках производства и т.д.. Возможно, что за это время выяснится неблагоприятное воздействие строящегося завода на окружающую среду, и необходимо будет учесть издержки, связанные с его предотвращением и т.д. Способ реализации контракта, точные сроки его исполнения, цены и многие другие условия, которые остаются неопределенными на стадии заключения контракта, могут быть согласованы позже в процессе реализации контракта.

3. ИЗМЕРИМОСТЬ ХАРАКТЕРИСТИК СДЕЛКИ. Сложности возникают при измерении качественных характеристик различных благ. Количество и качество одних благ довольно легко поддается измерению (сельскохозяйственная продукция, нефтепродукты), а качество других благ очень сложно измерить даже в процессе потребления (например, качество услуг врача или адвоката). Например, человек, пользующийся услугами врача, не может знать, был бы результат лучше, если бы его лечил другой врач. Поэтому люди заключают такие контракты, которые облегчают измерение характеристик блага и результатов заключенной сделки. Например, если в таксопарке одним автомобилем по очереди пользуются несколько таксистов, то вряд ли можно будет определить, кто из них виноват в том, что автомобиль сломался. Вероятнее всего, что ни у одного из них не будет стимула к поддержанию автомобиля в исправном состоянии и в аккуратном вождении. В этом случае предпочтительней будет такая форма контракта, которая закрепит автомобиль за одним водителем или даже передаст автомобиль в его собственность.

 

4. ВЗАИМОЗАВИСИМОСТЬ СДЕЛОК. Сделки могут быть автономными и не зависеть друг от друга, а могут тесно переплетаться с другими сделками. Например, решение о приобретении канцелярских принадлежностей в офис и решение о приобретении компьютеров не связаны между собой. Другие решение могут быть взаимозависимыми в большей степени. Примером могут служить сделки о выборе поставщика угля (уголь неоднороден по качеству) и решение о строительстве определенного типа печи (тип печи зависит от качественных характеристик угля) [Joskow, 1987].

 

5. СПЕЦИФИЧНОСТЬ РЕСУРСОВ. Это фактор, который оказывает наибольшее влияние на выбор формы контракта, особенно если он сочетается с одним или несколькими факторам перечисленными выше.

КАКИЕ ФАКТОРЫ ОПРЕДЕЛЯЮТ РАЗЛИЧИЯ МЕЖДУ ТИПАМИ КОНТРАКТОВ?

 

Можно выделить четыре основных фактора, которые определяют различия между типами контрактов [Menard, 2000].

 

1. Во-первых, РАЗЛИЧАЕТСЯ СРОК ДЕЙСТВИЯ КОНТРАКТА. Продолжительность контракта, как правило, связана с основными характеристиками сделки. Чем более специфичны инвестиции, чем большее значение имеет непрерывность сделки, тем более длительным будет срок, на который заключается контракт.

 

2. Второй фактор, определяющий различия между контрактами, — это СТЕПЕНЬ ПОЛНОТЫ КОНТРАКТА В ОТНОШЕНИИ ПЕРЕМЕННЫХ, КОТОРЫЕ ОПРЕДЕЛЯЮТ АДАПТАЦИЮ К НЕПРЕДВИДЕННЫМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ: цен, качества, количества, штрафных санкций. Проведенные эмпирические исследования показали, что степень полноты контракта возрастает с увеличением специфичности ресурсов и уменьшается по мере увеличения неопределенности. Это означает, что достигается определенный компромисс между гарантиями, потребность в которых возрастает с увеличением зависимости, и гибкости, которая требуется из-за меняющихся условий реализации сделки

3. Третий фактор, определяющий различия между контрактами, — это СТИМУЛЫ. Механизмы, которые используются в контрактах, можно свести к следующим категориям: сдельная оплата труда, почасовая оплата труда, распределение акций между работниками, доход на активы, выплачиваемые собственникам и рента, которая делится между участниками совместного проекта.

 

4. Четвертый фактор — это ПРОЦЕДУРЫ ПРИНУЖДЕНИЯ К ИСПОЛНЕНИЮ КОНТРАКТА.

Рассмотрим далее основные характеристики различных типов контрактов и соответствующие им способы организации сделки более подробно.

 

1. КЛАССИЧЕСКИЙ КОНТРАКТ.

 

В основе этого типа контракта лежит классическое договорное право. Это двусторонний договор, основанный на действующих юридических правилах. Этот контракт четко фиксирует условия сделки и предусматривает санкции в случае неисполнения условий контракта. Отношения сторон в этом контракте четко определены и прекращаются после завершения сделки. Личные отношения и качества сторон в классическом контракте не играют никакой роли: отношения между сторонами полностью овеществлены. До заключения сделки у сторон нет обязательств по отношению друг к другу, заключая контракт, они определяют взаимные обязанности на время действия контракта. После выполнения договорных обязательств отношения между сторонами прекращаются [Macneil, 1977—1978].

 

Никаких устных договоренностей классический контракт не признает. В случае возникновения конфликта между формальными, т.е. записанными в договоре, и неформальными, т.е. устными условиями главенствующими являются формальные условия договора. Все будущие обстоятельства, которые стороны хотят предусмотреть в договоре, должны быть сведены к настоящему и зафиксированы в качестве условий договора.

 

Участия третьей стороны договор не предусматривает. При возникновении конфликта стороны обращаются в суд, но контракт должен быть предварительно заверен у нотариуса. Компенсация при неисполнении обязательств осуществляется в основном в денежной форме, лишь в случае весьма ограниченного круга благ, являющихся предметом договора, суд может выбрать в качестве средства судебной защиты контракта принудительное исполнение обязательств (например, при продаже земли, недвижимости, антиквариата). Рыночные альтернативы являются инструментом защиты каждой стороны классического контракта от оппортунистического поведения. В случае неисполнения одной из сторон договора своих обязательств, пострадавшая сторона обращается к другому продавцу или предлагает свой товар другому покупателю. Замену найти достаточно просто, поскольку классические контракты заключаются при сделках со стандартной продукцией или продукцией общего назначения. Способ организации сделки при классическом контракте — рынок. Сама по себе сделка, регулируемая классическим правом негибкая, у сторон нет намерений обеспечивать гибкое приспособление к меняющимся условиям в рамках данной сделки. Планирование с целью приспособления к новым обстоятельствам должно осуществляться за пределами сделки.

 

Классический контракт был преобладающим типом контракта на протяжении всего XIX века [Goldberg, 1976]. Серьезный урок в отношении выбора типа контракта преподала Великая депрессия. Например, до Великой Депрессии многие соглашения об аренде заключались на длительный срок, вплоть до 20 лет, и в них устанавливалась фиксированная месячная арендная плата. Если такое соглашение заключалось в 1926 году, то к 1932 году сумма арендной платы не соответствовала существующему уровню цен, поскольку цены во время Великой Депрессии упали. Возникло большое количество судебных дел, огромное число арендаторов разорилось. Впоследствии соглашения об аренде стали включать довольно гибкие условия, которые могли бы смягчить разрушительное влияние изменения цен.

 

2. НЕОКЛАССИЧЕСКИЙ КОНТРАКТ.

 

В классическую контрактную схему вписывается далеко не всякая сделка. Если сделка реализуется в условиях неопределенности и ее исполнение занимает длительное время, то предусмотреть все будущие обстоятельства и зафиксировать их в качестве условий договора оказывается слишком сложным, дорогостоящим или даже невозможным. В этом случае заключается контракт неоклассического типа.

 

ЧТО ТАКОЕ НЕОКЛАССИЧЕСКИЙ КОНТРАКТ?

 

Неоклассический контракт — это долгосрочный контракт в условиях неопределенности, который скорее напоминает договор о принципах сотрудничества. В неоклассическом контракте стороны не являются безликими, личные отношения играют важную роль, стороны находятся во взаимодействии друг с другом. В этих договорах источником дополнительной ценности является непрерывность сделки.

 

Чем более длительными являются отношения между сторонами и чем более сложен предмет сделки, тем меньше значения придается цене и качественным характеристикам на стадии заключения контракта, и тем больше внимания уделяется правилам, которые будут регулировать отношения сторон, приспособление сторон к непредвиденным обстоятельствам, а также прекращение их отношений. Применяются не фиксированные цены, а правила гибкого ценообразования. Эти правила могут быть различными: достаточно простыми, например, следование цен за ростом стоимости жизни или их индексация, или более сложными: правило «издержки плюс» или установление цены как процента от продаж, которое применяется в договорах об аренде торговых центров.

 

Возможен такой пункт договора, который можно отнести к правилам, регулирующим приспособление к непредвиденным обстоятельствам: «Если в силу каких-либо причин произойдет уменьшение выпуска продукции, то это уменьшение будет равномерно распределено при поставках различным заказчикам».

 

КАКИЕ ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ ИМЕЕТ ДОЛГОСРОЧНЫЙ НЕОКЛАССИЧЕСКИЙ КОНТРАКТ?

 

Проводя сравнение некоторых эмпирических исследований, касающихся выявления зависимости между степенью специфичностью ресурсов и типом контракта, Менар выделил четыре характерные черты долгосрочного неоклассического контракта [Menard, 1996]:

 

1. Неоклассический контракт может определять механизм адаптации к непредвиденным обстоятельствам (в частности, создание совместного комитета);

 

2. Неоклассический контракт может создавать некоторую зону толерантности, т.е. зону, где происходит разделение риска. Например, контракт, заключенный между электростанцией и угледобывающим предприятием может предусматривать некоторую зону(±10%), в которой цены, по которым поставляется уголь, остаются неизменными, несмотря на конъюнктурные изменения рыночных цен на уголь;

 

3. Контракт может предусматривать раскрытие информации, например, о непредвиденных изменениях издержек. Г.Форд заключил в 1930-х годах с поставщиками такие контракты, в которых цена определялась на основе правила «издержки плюс», т.е. на основе издержек плюс определенный процент прибыли. Использование этого правила основано на доверии к поставщику или на возможности осуществлять контроль его издержек. Контракты Форда с поставщиками включали условие о контроле компании Форда издержек поставщиков;

 

4. Неоклассический контракт содержит условия, предусматривающие обращение к третейскому судье, а не в суд. Именно поэтому Уильямсон указывает на то, что неоклассический договор с самого начала носит тройственный характер, поскольку включает договоренность о третейском судье [Уильямсон, 1996]. К примеру, в случае строительных контрактов в качестве такового может выступать архитектор. Стороны могут по-разному оценивать возникшую ситуацию, при этом обе могут вести себя добросовестно и их оппортунистическое поведение может быть «невольным», т.е. они нарушают обязательства, не желая при этом быть нечестными по отношению к партнеру. Однако подобное «невольное» оппортунистическое поведение не менее разрушительно для сделки, чем прямой обман, потому что оно разрушает надежность обещаний, приводит ex post к трансакционным издержкам в решении споров, а ex ante к недостаточному инвестированию в специфические ресурсы. Поэтому должен быть выбран механизм разрешения споров. Вследствие неполноты контракта споры при неоклассическом контракте возникают чаще, и решать их сложнее. Однако стороны неоклассического контракта могут предусмотреть в контракте возможность возникновения споров. Так, в Америке обычным условием коллективных договоров между компанией-работодателем и профсоюзом, представляющим интересы работников компании, является условие «никаких забастовок». Параллельно ему часто принимается условие «никаких локаутов». Этим условиям сопутствуют предусмотренные в договоре процедуры выражения недовольства и урегулирование трудовых конфликтов с помощью третейского суда [Macneil, 1977—1978].

 

ПОЧЕМУ ПРИ НЕОКЛАССИЧЕСКОМ КОНТРАКТЕ СТОРОНЫ ОБРАЩАЮТСЯ К ТРЕТЕЙСКОМУ СУДЬЕ, А НЕ В СУД?

 

В случае судебного разбирательства продолжение отношений между сторонами является маловероятным. Любые отношения дают трещину, если решение спора передается в суд. Кроме того, судебное разбирательство требует много времени и средств. Суды, как правило, не могут заставить стороны действовать в соответствии с письменными договорами, основное средство судебной защиты, которое они применяют, — это компенсация ущерба стороны, пострадавшей от нарушения договорных обязательств. Судебные решения о принудительном исполнении договора — менее распространенная мера, а при сделках, использующих неоклассические контракты, именно продолжение деятельности, и в кратчайшие сроки, является более важным, чем компенсация ущерба. Более того, решение спора в суде связано с большими трудностями, если требуется проконтролировать качество товаров, особенно сложных, или если были осуществлены специфические капиталовложения.

 

Когда суд сталкивается с проблемой, которую он не в состоянии решить, он выбирает «пассивную» стратегию — принуждает к исполнению формальных условий контракта [Schwartz, 1992]. Суд может, например, освободить сторону от исполнения договора, ставшего физически невозможным в результате какого-то непредвиденного события, например, пожара, уничтожившего здание универмага, для которого был произведен специальный лифт, непригодный для использования в других зданиях. В этом случае информация, на основе которой суд принимает решение, может быть наблюдаема и поддается контролю третьей стороны — суда. Но в другом случае суд подтвердит договор, несмотря на то, что для одной из сторон в результате внешних событий исполнение условий контракта стало слишком дорогостоящим. В этом случае суд не станет вносить изменения в условия договора, потому что информация об издержках производства не может быть достоверно подтверждена.

 

КАКИЕ РАЗЛИЧИЯ В ВИДАХ ИНФОРМАЦИИ ПРОВОДЯТСЯ В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ КОНТРАКТОВ?

 

В экономической теории контрактов проводится различие между информацией, которую стороны могут наблюдать (observable information) и информацией, которая может быть проконтролирована третьей стороной (verifiable information). Это различие проводится потому, что издержки доказывания третьей стороне, что существовало некоторое состояние дел, или были произведены определенные действия, могут превышать выгоды от этого. Например, работодатель знает, отлынивает его работник, или нет, но издержки доказывания отлынивания перед третейским судьей или в суде могут быть довольно высокими, т.е. отлынивание работника наблюдаемо, но редко доказуемо. Поэтому если увольнение возможно только при наличии уважительных причин для этого, то лучшей стратегией работодателя будет ограничить увольнение случаями вопиюще плохой работы и учесть обычное отлынивание в зарплате или при решении вопроса о продвижении работника по службе.

 

ВЫВОД. Таким образом, мы можем сказать, что информация является наблюдаемой, если сбор этой информации экономически оправдан, но издержки доказывания ее третьей стороне превышают выгоды; информация является поддающейся проверке, если она наблюдаема, и доказывание ее перед третьей стороной оправдано с экономической точки зрения.

 

Различие между наблюдаемой информацией и информацией, поддающейся проверке, в определенной степени может зависеть от условий контракта. Обращение в третейский суд обычно связано с меньшими затратами, чем судебное разбирательство. Поэтому информация об отлынивании работника в редких случаях будет доказуемой, если работник может оспорить увольнение в суде; но эта информация в большем числе случаев будет поддаваться проверке, если работник может обратиться лишь в третейский суд. Именно поэтому многие контракты о найме включают условие о передаче возникающих из договора споров в третейский суд.

 

Когда информация наблюдаема, стороны могут договариваться на ее основе, но часто они не могут подписать на ее основе контракт, который имеет исковую силу. Но если информация не наблюдаема, то стороны не могут договариваться на ее основе, поэтому они даже не будут пытаться подписать контракт, имеющий исковую силу. Многие вопросы, которые являются предметов отношенческих договоренностей, не могут быть закреплены в формальном контракте. Стороны, заинтересованные в правовой защите заключаемого договора, откажутся от договорных условий, применение которых требует ненаблюдаемой или не поддающейся контролю информации.

 

При решении возникающих споров суд, как правило, подтверждает те условия договора, которые основаны на информации, поддающейся проверке. Когда стороны заключали контракт, они выбрали эти условия, понимая, что когда в процессе исполнения договоров возникнет спор в связи с изменившимися условиями, эти условия станут теми пунктами договора, по поводу которых возникнет конфликт. Стороны не могут предусмотреть все обстоятельства, которые возникнут в будущем, но они могут создать структуру, которая направит должным образом их действия, предпринимаемые в ответ на новые обстоятельства. Отказ суда менять эти условия заставит стороны искать наилучшие структуры договоров.

 

При неоклассических контрактах очень часто основная роль суда заключается в том, что он рассматривается как инстанция, в которую обращаются в самую последнюю очередь. Если стороны не могут достичь договоренности, то суд может применить доктрины, которые позволяют освободить одну из сторон от выполнения обязательств по договору — это доктрина заблуждения, доктрина невозможности исполнения договора, доктрина экономической нецелесообразности исполнения договора или доктрина тщетности цели договора. Но «...эти доктрины нацелены не на продолжение контрактных отношений, а на то, чтобы подобрать осколки разбитых контрактов и распределить их между сторонами на некоторых основаниях, которых полагаются справедливыми» [Macneil, 1977—1978].

 

ПРИМЕР. Примером неоклассического контракта может служить трудовое соглашение. Если бы трудовое соглашение строилось по классическому типу, тогда работодателю пришлось бы постоянно вести переговоры и заключать контракты по мере изменения условий. Однако суть контракта о найме состоит в том, что работодатель платит за деятельность работника в определенной сфере, может быть, даже неявно обговоренной. А работник может уволиться, когда захочет. В трудовом соглашении невозможно определить заранее в момент заключения контракта, что конкретно будет делать работник, можно только определить рамки его деятельности.

 

КАКОВ СПОСОБ ОРГАНИЗАЦИИ СДЕЛКИ ПРИ НЕОКЛАССИЧЕСКОМ КОНТРАКТЕ?

 

Способ организации сделки при неоклассическом контракте — это гибридная (смешанная) форма. Гибридные формы могут применяться по двум причинам: либо полная интеграция невыгодна, либо интеграция запрещена антимонопольным законодательством. Эта форма называется гибридной или смешанной потому, что сочетает в себе как элементы рынка, так и иерархии (или планирования и административного управления). Таким образом, способ организации сделки при неоклассическом контракте — это и не интеграция в единую фирму, но и не обычный рыночный обмен между двумя самостоятельными компаниями. Для гибридных форм характерна комбинация сильных рыночных стимулов и координации, включающей некоторые формы административных отношений. В гибридных формах достигается компромисс между интенсивностью стимулов и возможностью приспособления к непредвиденным обстоятельствам.

 

КТО ВВЕЛ ТЕРМИН «ГИБРИДНАЯ ФОРМА» СДЕЛКИ?

 

Понятие «гибридная форма» предложил Уильямсон в 1991 году [Williamson, 1991]. Термин оказался удачным именно потому, что в нем «делается акцент на комбинацию «генов» двух полярных форм, рынков и иерархий» [Менар, 2005].

 

Гибридная форма — это специализированный способ организации (сделки) (governance structure), который имеет дело с двусторонней зависимостью, достаточно сильной, чтобы потребовалась тесная координация, но недостаточно сильной, чтобы возникла потребность в полной интеграции.

ПРИМЕРЫ. В качестве примеров гибридных форм можно привести:

 

долгосрочные контракты (на 30 и более лет), заключаемые, к примеру, между электростанцией и угледобывающей станцией;

 

эксклюзивные дилерские контракты — соглашения о том, что покупатель будет покупать весь товар данного типа только у одного продавца и воздерживаться от покупки конкурирующих товаров. Если дилер продает конкурирующие товары других производителей, то у владельца торговой марки будут снижаться стимулы к осуществлению специфических инвестиций в торговую марку. Одно из решений этой проблемы недостаточных инвестиций в специфические активы — это запретить дилеру продажу конкурирующих товаров с помощью эксклюзивных дилерских контрактов;

 

связанные продажи (tie-in sales), при которых продажа организуется таким образом, что покупатель не может приобрести нужный ему товар и услуги, не приобретая чего-либо еще у данного производителя. Объяснить связанные продажи можно стремлением производителя обеспечить определенный уровень качества и защитить специфические вложения в свою торговую марку. Производитель товаров длительного пользования может принять решение о продаже своей продукции через сеть эксклюзивных дилеров, заставляя потребителей приобретать услуги по ремонту в этой сети. Он отказывается поставлять необходимые запасные части независимым фирмам, предлагающим сервис и ремонт его продукции;

 

фрэнчайзинг. Это контракт, который предоставляет независимому лицу право использовать торговую марку и методы организации бизнеса материнской компании на определенный срок (обычно на 20 лет, а в России на 15 лет). За это право инвестор платит первоначальный взнос и роялти (например, 5% от объема продаж). Материнская компания обычно называется фрэнчайзером, а инвестор — фрэнчайзи.

КАКОВА СТЕПЕНЬ СПЕЦИФИЧНОСТИ РЕСУРСОВ ПРИ НЕОКЛАССИЧЕСКОМ КОНТРАКТЕ?

 

Степень специфичности ресурсов при неоклассическом контракте промежуточная, т.е. ресурсы еще недостаточно специфичны, чтобы оправдать интеграцию, объединение собственности в рамках одной фирмы. Но в то же время специфичность ресурсов возрастает по сравнению с классическим контрактом. Специфические ресурсы нуждаются в принятии мер предосторожности против возможного вымогательства со стороны партнера по сделке. Применение мер предосторожности или гарантий специфических инвестиций в неоклассическом договоре — достаточно сложное дело, и хозяйственная практика обнаруживает большое разнообразие применяемых в этих контрактах способов обезопасить специфические капиталовложения от возможного вымогательства.

 

ЧТО ПОНИМАЕТСЯ ПОД ТЕРМИНОМ «ЗАЛОЖНИК»?

 

Напомним, что действенным средством предотвращения оппортунистического поведения партнера является использование «заложника». «Заложник» возвращается стороне, предоставившей его, при надлежащем исполнении обязательств. В случае оппортунистического поведения и неисполнения обязательств сторона, предоставившая «заложника», лишается его. Однако, использование «заложника», особенно в его денежной форме, создает определенные проблемы, так как у стороны, удерживающей «заложника», возникает стимул к тому, чтобы помешать исполнению условий контракта с целью присвоения «заложника». Поэтому для создания правильных стимулов «заложник» должен предоставляться в такой форме, чтобы, обладая ценностью для стороны, предоставившей «заложника», он одновременно не представлял бы особой ценности для противоположной стороны.

 

ПРИМЕРЫ.

 

Приведем несколько примеров гарантий специфических инвестиций, применяемых в хозяйственной практике. Вложения в дорогостоящий специфический капитал в сфере сбыта, который потеряет свою ценность, если покупатель не выполнит свои обязательства, например, вложения покупателя в строительство большого магазина. Обычно это делается в отраслях, где неопределенность невысока и рыночные условия быстро не меняются.

 

1. ЦЕНОВЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ, например, использование ценовых условий, которые носят название «режим наибольшего благоприятствования». Покупатель оговаривает в контракте с каждым продавцом, что если он будет вести новые переговоры и заплатит данному продавцу более высокую цену, тогда каждый продавец этого покупателя должен будет получить эту новую цену. В этом случае каждый продавец знает, что для покупателя будет слишком  дорогостоящим, если он поддастся на эту попытку вымогательства, и они уже будут менее склонны к попыткам присвоить квази-ренту.  Это условие контракта создает надежную угрозу того, что покупатель не откажется от своего варианта договора при проведении переговоров. Если фирма покупает один и тот же продукт у нескольких поставщиков, тогда этот механизм может быть весьма полезен (например, в контракте между консервным заводом и рыбаками) [Rubin, 1990].

 

2. ВЗАИМНЫЙ ОБМЕН, когда фирма А покупает товар Х у фирмы В, а фирма В покупает у фирмы А товар Y. Взаимный обмен автоматически обеспечивает обе стороны заложниками, механизм этот очень эффективен, хотя не всегда может быть применен.

 

3. СОВМЕСТНЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ. Две компании создают совместное предприятие, которое является заложников для обеих сторон. Но применение этого эффективного механизма также ограничено тем, что рынок должен быть достаточно емким, чтобы оправдать создание нового предприятия.

 

Гарантией специфических инвестиций в торговую марку фирмы-фрэнчайзера могут служить ценовые ограничения — право устанавливать минимальные цены для дилеров, что препятствует снижению качества обслуживания в результате установления дилером более низких цен на свой товар. Потенциальное вымогательство — это серьезная проблема во многих фрэнчайзинговых сделках. Обычная жалоба лиц, покупающих торговую марку: после того, как они осуществили инвестиции в развитие рынка, франчайзер начинает вести себя оппортунистически, создавая другую, конкурирующую точку в этой же рыночной зоне. Для борьбы с этим видом оппортунистического поведения создаются организации дилеров, которые вместе с фрэнчайзерами устанавливают взаимно согласованные стандарты по количеству точек дилеров в данной местности для снижения возможности возникновения конфликта. Такие организации дилеров действуют, например, в автомобильной промышленности США. Во фрэнчайзинговых контрактах основную ценность представляет вложения в репутацию, торговую марку фирмы-фрэнчайзера.

 

ПРИМЕР.  Например, торговая марка Макдональдс обещает клиентам чистоту, горячую свежую еду, быстрое и приветливое обслуживание, а также определенное меню. Компания Макдональдс специфицирует в контракте требования к франчайзи, касающиеся этих параметров деятельности ресторана. Местные рестораны могут нанести урон торговой марке, обесценив специфические инвестиции, если они попытаются сэкономить, снизив качество продукции и обслуживания. Вся экономия при этом достанется недобросовестному дилеру, а издержки распределятся между всеми дилерами и владельцем торговой марки. Чтобы воспрепятствовать этому и создать гарантии своим специфическим инвестициям в торговую марку, фрэнчайзер в договорах настаивает на соблюдении определенных условий, например, установленных стандартов качества, или установленных часов работы дилера, а также возможности проверять соблюдение всех требований и своем праве применять наказание по отношению к нарушителю, вплоть до расторжения договора. При расторжении договора, франчайзи теряет свой денежный залог, который удерживает фрэнчайзер, а также свои специфические инвестиции в приобретение навыков управления рестораном и развитие местного рынка, которые также выступают в этой сделке в роли «заложника» удерживаемого фрэнчайзером.

 

Например, основатель системы Макдональдс Рэй Крок с самого начала понял жизненную необходимость единообразия для успеха своего предприятия. Но, несмотря на свои усилия убедить в этом своих франчайзи и контролировать их, он обнаружил, что его франчайзи в Калифорнии экспериментируют с новыми продуктами, новыми технологическими процессам и новыми (более высокими) ценами. Немногие из них поддерживали высокие стандарты качества и чистоты, которые установил Макдональдс. Крок отреагировал на эти проблемы отказом возобновить лицензии или предоставить новые франшизы уже действующим франчайзи, а в случае вопиющих отклонений от стандартов качества, обслуживания и чистоты — предъявлением иска о нарушении условий контракта. Подобная реакция была неслыханным делом во франчайзинге в те времена [Blair, Lafontaine, 2005].

 

3. ОТНОШЕНЧЕСКИЙ ИЛИ ИМПЛИЦИТНЫЙ КОНТРАКТ.

 

Отношенческий контракт — это долгосрочный контракт, в котором неформальные условия преобладают над формальными. Он приходит на смену неоклассическому контракту с увеличением продолжительности сделки и усилением степени специфичности ресурсов. Если в неоклассическом контракте исходной точкой приспособления к непредвиденным обстоятельствам, несмотря на наличие устных договоренностей все же остается первоначальное формальное соглашение, то для отношенческого контракта подобной отправной точкой служит весь опыт взаимодействия сторон, который был накоплен за все время их взаимодействия.

 

Первоначальное соглашение может включаться, а может и не включаться в этот опыт [Macneil, 1977—1978]. Если при неоклассическом контракте последней инстанцией, к которой обращаются в случае возникновения конфликта, все же служит суд, то при отношенческом контракте ни суды, ни арбитр не обеспечивают эффективного разрешения споров.

 

Приспособление к непредвиденным обстоятельствам и решение споров внутри фирмы осуществляется посредством распоряжений вышестоящих органов, команды (by fiat). Суды могут рассматривать дела о разногласиях по поводу цен, об ущербе, причиненном в результате задержки поставок, споры о качестве продукции между двумя фирмами в обычном порядке. Однако суд откажется принять к рассмотрению дела о разногласиях между внутренними  подразделениями одной компании по этим же вопросам. Споры в фирме решаются путем частного улаживания споров (private ordering). Вышестоящий орган в иерархии и является тем «судом», к которому, в конечном счете, обращаются стороны. Причины этого заключаются в том, что стороны лучше осведомлены об обстоятельствах спора и о возможных путях решения проблемы. Кроме того, обращение с внутренними спорами в суд нарушит эффективность и внутреннюю слаженность работы компании.

 

КАКОВА СТРУКТУРА УПРАВЛЕНИЯ СДЕЛКОЙ, ВОЗНИКАЮЩАЯ ПРИ ИМПЛИЦИТНОМ КОНТРАКТЕ?

 

Структура управления сделкой, которая возникает при отношенческом контракте, — это иерархия, административное управление в рамках одной организации. Цены играют незначительную роль во внутренних связях между подразделениями одной фирмы.

 

Даже в одной корпорации у менеджеров различных подразделений могут быть различные интересы. Они могут спорить о трансфертных ценах (цены, которые используются при расчетах между подразделениями одной компании), поскольку они влияют на доходы подразделений и, следовательно, на вознаграждение менеджеров. Но они не вправе отказать в поставках, которые будут продолжаться, несмотря на разногласия. Наряду со стремлением к выгоде, доверие, солидарность, надежность в выполнении обещания и заинтересованность в продолжении отношений играют важную роль в отношенческом контракте.

 

Когда специфичность ресурсов достигает высоких значений (вплоть до уникальности ресурса), тогда интеграция, объединение собственности в рамках одной компании часто является единственной гарантией против оппортунистического поведения. В рамках иерархии выполнение контракта полностью гарантировано. Однако, у иерархии имеются и свои недостатки, которые связаны с издержками:

 

а) у менеджеров внутренних подразделений более слабые стимулы к максимизации прибыли (снижению издержек, повышению качества, к инновациям);

 

б) в рамках иерархии появляются значительные бюрократические издержки.

 

СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.

 

[1] Институциональная экономика: Учеб. пособие /Под рук. Акад. Д. С. Львова. — М.: ИНФРА-М, 2001. — 318 с. — (Серия: «Высшее образование»).

 

[2] Институциональная экономика: Учебник /Под общ. Ред. А.       Олейника. — М.: ИНФРА-М, 2005. — 704 с.

[3] Норт Дуглас. Институты, институциональные  изменения и  функционирование экономики. М.: Фонд экономической книги «Начала», 1997. (Серия: «Современная институционально-эволюционная теория»).

 

[4] Олейник А.Н. Институциональная экономика: учебное пособие.— М.: ИНФРА-М, 2002. — 416 с.

 

[5] Шаститко А.Е. Новая институциональная экономическая теория. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Экономический факультет МГУ, ТЕИС, 2002. — 591 с.