Институциональная экономика. Нормы, правила и институты в экономическом анализе. Понятие института. Подходы к исследованию институтов. Норма как базовый элемент институтов. Институциональная структура общества. Формальные и неформальные правила. Теория контрактов.

Индивидуальные онлайн уроки: Отправьте запрос сейчас: ut2018@protonmail.com    
Математика (ЕГЭ, ОГЭ), Английский язык (разговорный, грамматика, TOEFL)
Контрольные работы: по математике, IT, экономике, психологии





Институциональная экономика

 

Лекция 2

 

Тема лекции: «Нормы, правила и институты в экономическом анализе»

Разделы лекции:

 

1. Понятие института. Подходы к исследованию институтов.

2. Норма как базовый элемент институтов.

3. Институциональная структура общества. Формальные и неформальные правила.

РАЗДЕЛ 1. ПОНЯТИЕ ИНСТИТУТА. ПОДХОДЫ К ИССЛЕДОВАНИЮ ИНСТИТУТОВ.

 

Сформулировать, что такое институты, непросто. Институты весьма разнообразны, и дефиниция должна быть достаточно обобщающей, чтобы охватить все их разнообразие. Но чрезмерно «общий», всеохватывающий характер определения может привести к утрате им своего смысла. Прийти к окончательному выводу о том, что такое институты, мы сможем только после того, как выясним причины их возникновения, проследим, как они развиваются, и рассмотрим функции, которые они выполняют.

Между тем в литературе можно встретить несколько различных определений институтов:

1)        институты определяются как «правила игры», которые структурируют поведение организаций и индивидов в экономике;

2)        институты могут быть представлены как культурные нормы, вера, менталитет;

3)        институтами можно назвать организационные структуры, например финансовые институты — банки, кредитные учреждения;

 

4)        понятие «институт» используется применительно к личности или конкретному посту (например, институт президентства).

ЗАМЕЧАНИЕ. Напомним о существовании двух ра­дикально отличных подходов к анализу нового типа ограничений, с которыми столкнулась экономическая теория. Эти ограничения, объединяемые понятиями «институты» и «институциональная среда осуществления выбора», могут исследоваться как с помощью аппа­рата неоклассики, так и с помощью принципиально новой научной парадигмы, новой институциональной экономики. В дальнейших рассуждениях мы будем использовать оба указанных подхода.

 

КАК ФОРМУЛИРУЕТСЯ ПОНЯТИЕ ИНСТИТУТА В НЕОИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ?

 

Неоинституциональная экономическая теория использует определение, которое принадлежит Дугласу Норту, получившему в 1993 году Нобелевскую премию за исследования в области новой экономической истории — клиометрии:

«ИНСТИТУТЫ — ЭТО “ПРАВИЛА ИГРЫ” В ОБЩЕСТВЕ, ИЛИ, ВЫРАЖАЯСЬ БОЛЕЕ ФОРМАЛЬНО, СОЗДАННЫЕ ЧЕЛОВЕКОМ ОГРАНИЧИТЕЛЬНЫЕ РАМКИ, КОТОРЫЕ ОРГАНИЗУЮТ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ЛЮДЬМИ (ПОЛИТИЧЕСКИЕ, ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ). ОНИ ВКЛЮЧАЮТ НЕФОРМАЛЬНЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ (САНКЦИИ, ТАБУ, ОБЫЧАИ, ТРАДИЦИИ И НОРМЫ ПОВЕДЕНИЯ) И ФОРМАЛЬНЫЕ ПРАВИЛА (КОНСТИТУЦИИ, ЗАКОНЫ, ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ), А ТАКЖЕ МЕХАНИЗМЫ, ОБЕСПЕЧИВАЮЩИЕ ИХ ВЫПОЛНЕНИЕ». (см.:  Норт Д. Институциональные изменения: рамки анализа.//Вопросы экономики. 1997. № 3. С. 6—17).

В этом определении основной акцент делается на то, что институты образуют ОГРАНИЧИТЕЛЬНЫЕ РАМКИ для экономического и социального поведения людей. Норт проводит аналогию с правилами игры в командных спортивных играх (скажем, в футболе). Эти правила состоят из формальных писаных правил и неписаных кодексов поведения, которые лежат глубже формальных и дополняют их, например, запрещают сознательное нанесение травмы ведущему игроку противника. Правила иногда нарушаются, и тогда нарушитель подвергается наказанию, т.е. действует определенный механизм, принуждающий игроков к соблюдению правил игры [см.: [3], с. 98].

В соответствии с приведенным определением одного наличия правила недостаточно для того, чтобы можно было говорить о существовании института. Правило является институтом, только если оно действительно воздействует на поведение тех, на кого рассчитано, или на поведение тех лиц, которые обнаруживают нарушение правила. Самым лучшим и достаточным свидетельством существования института будет регулярное применение санкций по отношению к лицам, которые нарушают правила. Полное отсутствие наказаний в отношении явных нарушителей правила будет убедительным свидетельством того, что данное правило не является институтом.

Доказать наличие правил, установленных государством, проще, чем правил, возникающих в процессе развития общества и не подкрепленных государственным принуждением. Материалы судопроизводства, полицейские отчеты свидетельствуют об усилиях в направлении принуждения к соблюдению правил, установленных государством. Подтвердить существование правил, не подкрепленных государственным принуждением, сложнее, потому что принуждение к их соблюдению носит децентрализованный характер. В этом случае наличие наказания за поведение, отклоняющееся от действующего в обществе правила (допустим, распространение слухов о неблаговидном поступке, отказ людей сотрудничать с нарушителем), может свидетельствовать о существовании института.

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ ОТЛИЧИЕ ИНСТИТУТОВ ОТ ОРГАНИЗАЦИЙ?

 

Институты следует отличать от организаций. В научной литературе довольно часто встречается смешение понятий «институт» и «организация», которое, видимо, вызвано тем, что организации подобно институтам структурируют отношения между людьми. Но если институты — это правила игры, то организации — это игроки. Цель команды, играющей по этим правилам, — выиграть игру.

ЧТО ПОДРАЗУМЕВАЕТСЯ ПОД ТЕРМИНОМ ОРГАНИЗАЦИЯ?

 

«Организация — это экономическая единица координации, обладающая доступными определению границами и функционирующая более или менее непрерывно для достижения определенной цели или совокупности целей, разделяемых членами-участниками». (см.: Менар К. Экономика организаций. М. : ИНФРА-М, 1996. С. 22).

КАКИЕ ЧЕРТЫ ХАРАКТЕРНЫ ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ?

 

Для организации характерны следующие черты:

- совокупность участников;

-  согласие или несогласие участников с целями и средствами организации, которое может быть выражено открыто (заключение контракта о найме), или быть неявным, подразумеваемым (увольнение, забастовки);

- формальная координация, основанная на принятых правилах и процедурах и предполагающая определенную степень централизации принятия решений.

КАК МОЖНО КРАТКО СФОРМУЛИРОВАТЬ ПОНЯТИЕ ОРГАНИЗАЦИИ?

 

Более кратко организацию можно определить как группу людей, объединенных стремлением сообща достичь определенную цель, «выиграть игру».

 

Организации могут быть политическими (политические партии, городская дума), экономическими (фирмы, кооперативы, профсоюзы), общественными (клубы, спортивные ассоциации) и образовательными (школы, университеты).

Институциональная структура оказывает решающее воздействие на то, какие организации возникают в обществе, и на то, как они развиваются. Но в свою очередь организации также влияют на процесс изменения институциональных ограничений в обществе.

 

КАК МОЖНО КРАТКО СФОРМУЛИРОВАТЬ ПОНЯТИЕ ИНСТИТУТА?

 

Институт – это принятые в обществе правила взаимодействия индивидов, сложившиеся в процессе развития культуры и определяющие привычный способ организации той или иной сферы общественной жизни.

Отдельный институт устанавливает способ организации некоторой ограниченной сферы общественной жизни, а все имеющиеся институты совместно характеризуют способ организации общественной жизни в целом.

КАКИЕ ИНСТИТУТЫ НАЗЫВАЮТСЯ ЭКОНОМИЧЕСКИМИ?

Институты, определяющие способ организации хозяйственной жизни, называют экономическими.

ПОДХОДЫ К ИССЛЕДОВАНИЮ ИНСТИТУТОВ.

 

Приведенное выше краткое определение института включает в себя несколько частных определений, каждое из которых является неполным, т. е. отражает лишь какой-либо один аспект рассматриваемого явления. Каждое такое определение формулируется в рамках частного подхода к определению института. Рассмотрим эти подходы.

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ НОРМАТИВНЫЙ ПОДХОД К ИССЛЕДОВАНИЮ ИНСТИТУТОВ?

 

НОРМАТИВНЫЙ ПОДХОД. Институт рассматривается как навязанное извне правило, регламентирующее поведение человека. В данном случае институт выступает в качестве некоторого внешнего ограничителя свободы выбора человека. Формы регламентации обычно различают по степени жесткости и по степени формализованности. Жесткость регламентирующего правила характеризуется значимостью для индивида внешних негативных последствий, наступающих в результате нарушения данного правила. Формализованность регулирующего правила характеризуется степенью участия властных структур общества в процессе регулирования поведения индивида и его наказания.

 

 

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ ЭТИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ИССЛЕДОВАНИЮ ИНСТИТУТОВ?

 

ЭТИЧЕСКИЙ ПОДХОД. Институт рассматривается как этическая (моральная, нравственная, ценностная) позиция человека, которая влияет на его выбор одной альтернативы поведения из множества доступных альтернатив. Этическая позиция позволяет человеку расположить имеющиеся в его распоряжении альтернативы поведения по степени предпочтительности и выбрать наиболее приемлемую из них, т. е. «самую лучшую». При этом предполагается, что помимо этических воззрений человека никакие другие факторы не влияют на его выбор. Этическая позиция человека является, по сути, его внутренним ограничителем при выборе вариантов поведения. В этом смысле этический подход к определению института близок к нормативному подходу, рассмотренному выше.

 

В ЧЕМ СОСТОИТ ПРИНЦИПИАЛЬНОЕ ОТЛИЧИЕ ЭТИЧЕСКОГО И НОРМАТИВНОГО ПОДХОДОВ К ОПРЕДЕЛЕНИЮ ИНСТИТУТА?

 

Однако между этими подходами имеется принципиальное различие: норма поведения навязана человеку внешней средой, а этическая позиция есть внутренний ограничитель человека, которому он  следует добровольно. Если по какой-либо причине человек вынужден совершить поступок, противоречащий его этической позиции, то он испытывает негативные последствия этого шага в форме психологического дискомфорта, обусловленного его совестью. Чем сильнее воздействие психологического дискомфорта, тем большее влияние на поведение человека оказывают его этические воззрения. И наоборот, отсутствие у человека совести равносильно отсутствию у него этических воззрений.

ЧТО НАЗЫВАЕТСЯ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЕЙ ВНЕШНЕЙ НОРМЫ?

 

Между внешними нормами и этической позицией человека существует тесная связь.

В процессе исторического развития многие внешние нормы доказывают свою общественную полезность, постепенно принимаются людьми в качестве этических воззрений и выполняются добровольно. Этот процесс называется институционализацией внешней нормы.

Наоборот, усвоенные людьми этические нормы в ходе развития культуры нередко обретают форму внешних норм, и тогда нарушение этических принципов человеком влечет уже не только наказание в форме «угрызений совести», но и внешнее наказание в форме общественного осуждения, тюремного заключения и пр.

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОДХОД К ИССЛЕДОВАНИЮ ИНСТИТУТОВ?

 

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОДХОД. Институт рассматривается как специфическое знание, которое выработано многими поколениями людей, усвоено ныне живущим поколением и содержит рекомендуемые нормы поведения. Во все времена люди анализировали различные образцы поведения, сравнивали их между собой и выбирали наиболее предпочтительные с их точки зрения. Такого рода анализ, проведенный каким-либо конкретным человеком, представляет собой личностный информационный продукт его высшей деятельности. В ходе общественной истории происходили накопление, систематизация и обобщение таких информационных продуктов, в результате чего создавалось знание — информационный продукт многих людей, обладающий высокой общественной значимостью и постоянно воспроизводимый культурными механизмами общества. Институт, рассматриваемый как знание, есть не просто перечень норм поведения, выработанных в процессе общественного развития. Он обычно содержит также некое обоснование целесообразности предлагаемых образцов поведения. Это обоснование может иметь различный характер: от слепой веры и заблуждения до научно доказанного факта. Например, необходимость чистить зубы имеет научное обоснование. А необходимость стучать по дереву, чтобы избежать неприятностей, обосновывают с помощью укоренившегося предрассудка.

В рамках рассматриваемого информационного подхода к определению института центральную роль играет понятие КУЛЬТУРЫ.

КАК ОПРЕДЕЛЯЕТСЯ КУЛЬТУРА В  РАМКАХ РАССМАТРИВАЕМОГО ИНФОРМАЦИОННОГО ПОДХОДА К ОПРЕДЕЛЕНИЮ ИНСТИТУТА?

КУЛЬТУРА – ЭТО ОБЩЕСТВЕННЫЙ МЕХАНИЗМ ОБМЕНА, ХРАНЕНИЯ, ВОСПРОИЗВОДСТВА И ОТБОРА ИНФОРМАЦИОННЫХ ПРОДУКТОВ.

Посредством культуры человеком институционализируются нормы поведения, выработанные предыдущими поколениями. В то же время личностный информационный продукт, попав в культурную среду, может пополнить запас специфических знаний об организации общественной жизни и тем самым привести к изменению общественных институтов. Таким образом, между индивидом и культурной средой общества происходит взаимообмен информацией, приводящий, в конечном итоге, к их взаимовлиянию и взаимоизменению.

 

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ ЭВОЛЮЦИОННЫЙ ПОДХОД К ИССЛЕДОВАНИЮ ИНСТИТУТОВ?

 

ЭВОЛЮЦИОННЫЙ ПОДХОД. Эволюционный подход к определению института является развитием информационного подхода, рассмотренного выше. Каждый действующий институт рассматривается как продукт исторического процесса естественного отбора институтов, т. е. процесса их эволюции. Концепция эволюции институтов заимствована из общей биологии и подразумевает, что институт подобен гену животного организма: он характеризуется большим объемом наследственной информации, которая может изменяться и передаваться в форме новых институтов в ходе взаимодействия с другими институтами, носящего характер борьбы за выживание. В настоящее время эволюционный подход используется в основном для анализа поведения хозяйственных субъектов.

 

Общим термином для всех нормальных и предсказуемых образцов поведения хозяйственных субъектов служит РУТИНА.

 

ЧТО ПОДРАЗУМЕВАЕТСЯ ПОД ТЕРМИНОМ РУТИНА?

 

РУТИНА – ЭТО СОВОКУПНОСТЬ «ВНУТРЕННИХ» ИНСТИТУТОВ ХОЗЯЙСТВЕННОГО СУБЪЕКТА.

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ РОЛЬ РУТИН В ЭВОЛЮЦИОННОМ ПОДХОДЕ К ИССЛЕДОВАНИЮ ИНСТИТУТОВ?

 

В эволюционной теории рутины играют ту же роль, что гены в биологической эволюционной теории. Они — неотъемлемые характеристики хозяйственного субъекта и определяют его возможное поведение (хотя фактическое поведение обусловливается еще и окружающей средой). Они наследуются в том смысле, что у хозяйственных субъектов завтрашнего дня многие характеристики те же, что и у породивших их субъектов сегодняшних. Рутины подвержены отбору в том смысле, что хозяйственные субъекты с определенными рутинами могут функционировать лучше других, и если это так, то их относительная значимость в популяции (отрасли) возрастает со временем. Концепция изменения рутин представляет собой очевидный аналог мутации в биологической эволюционной теории.

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ ИГРОВОЙ ПОДХОД К ИССЛЕДОВАНИЮ ИНСТИТУТОВ?

 

ИГРОВОЙ ПОДХОД. Институты рассматриваются как правила некой игры, которую индивид ведет с другими индивидами. Игровой подход основан на нескольких упрощающих предположениях. Во-первых, поведение каждого индивида нацелено на максимизацию определенного количественного показателя. Во-вторых, в каждый период времени поведение индивида выражается в выборе им одного варианта поведения из заданного множества возможных вариантов, которое он не может изменять. Выбранный вариант поведения называют ходом игрока. В-третьих, индивиду известны все возможные ходы индивидов, ведущих с ним игру. В-четвертых, индивид осуществляет выбор хода в условиях неопределенности, т. е. ему неизвестны заранее ходы его соперников. В-пятых, обычно рассматривают игру с двумя игроками. Данные предположения не являются реалистичными, но,  тем не менее, они позволяют проводить теоретический анализ некоторых аспектов функционирования институтов с использованием математической теории игр, широко применяемой в современной экономической науке. За работы в области применения теории игр к анализу экономических явлений Нобелевская премия по экономике в 1994 году была присуждена Д. Нэшу, Д. Харшаньи и Р. Зелтену.

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ ТРАНСАКЦИОННЫЙ ПОДХОД К ИССЛЕДОВАНИЮ ИНСТИТУТОВ?

 

ТРАНСАКЦИОННЫЙ ПОДХОД. Согласно этому подходу сфера действия правил общественного поведения ограничивается дороговизной характеристик или атрибутов, позволяющих судить о том, были ли соблюдены соответствующие правила или имело место их нарушение. Надзор за соблюдением правил государство (принципал) возлагает на агентов (полицейских, судей и т. д.), труд которых требует оплаты.

ЧТО ТАКОЕ ТРАНСАКЦИОННЫЕ ИЗДЕРЖКИ?

 

Издержки такого рода, связанные с обеспечением функционирования институтов, называют трансакционными. Такое название эти издержки получили в связи с тем, что в рамках данного подхода рассматриваются преимущественно рыночные институты, при этом в качестве важнейшей формы социального взаимодействия выступает рыночная трансакция, т. е. сделка (от англ. transaction — сделка).

 

Механизм обеспечения соблюдения правил обычно бывает несовершенным по двум причинам: оценивание стоит слишком дорого и интересы принципалов и агентов не совпадают. Высокая стоимость оценивания влечет за собой необходимость сопоставления предельного выигрыша от усиления контроля с сопутствующим ему приростом трансакционных издержек. Если люди верят в незыблемость правил, они будут воздерживаться от попыток обмануть, украсть и т. д., и трансакционные издержки будут относительно невелики. Если, наоборот, люди не верят в незыблемость правил, считают их несправедливыми или просто следуют исключительно корыстному интересу, трансакционные издержки будут относительно велики.

КАК ОБЪЯСНЯЮТСЯ ИЗМЕНЕНИЯ ИНСТИТУТОВ В РАМКАХ ТРАНСАКЦИОННОГО ПОДХОДА?

 

В рамках трансакционного подхода изменения институтов объясняются фундаментальными изменениями в структуре цен. Схематически этот процесс можно представить следующим образом. Участвующие в обмене (политическом или экономическом) начинают понимать, что им было бы выгоднее изменить условие соглашения с учетом изменившихся цен. Если перезаключение договора требует внесения изменений в какое-либо фундаментальное правило, один или оба участника обмена могут пойти на дополнительные затраты ради того, чтобы это правило изменить. Но бывает и так, что с течением времени устаревшее правило теряет свою силу — его начинают игнорировать или не следят за его соблюдением. Изживший себя институт исчезает.

Впервые трансакционный подход к исследованию институтов применил Р. Коуз. В 1991 году он получил Нобелевскую премию по экономике за работы по проблемам трансакционных издержек и прав собственности.

 

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ КОНТРАКТНЫЙ ПОДХОД К ИССЛЕДОВАНИЮ ИНСТИТУТОВ?

 

КОНТРАКТНЫЙ ПОДХОД. Институт рассматривается как многостороннее соглашение (контракт) между членами общества. Это соглашение может быть как обязывающим, так и не обязывающим. Оно может быть как формализованным, так и неформализованным. При данном подходе поведение человека определяется главным образом его обязательствами перед обществом, которые заложены в системе действующих многосторонних контрактов.

ЧТО ПОДРАЗУМЕВАЕТСЯ ПОД ТЕРМИНОМ «КОНТРАКТНЫЙ ЧЕЛОВЕК»?

 

«Контрактный человек»  – это человек, стремящийся исполнить возложенные на него обязательства как общественного, так и частного характера.

КОГО СЧИТАЮТ СОЗДАТЕЛЕМ КОНТРАКТНОГО ПОДХОДА?

 

Создателем контрактного подхода к исследованию общественных явлений считается французский писатель и философ Ж. Ж. Руссо (1712 — 1778). В своем трактате «Об общественном договоре, или Принципы политического права» (1762) он выдвинул доктрину общественного договора, объясняющую возникновение государственной власти соглашением между людьми, вынужденными перейти от не обеспеченного защитой естественного состояния к гражданскому состоянию.

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ИССЛЕДОВАНИЮ ИНСТИТУТОВ?

 

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД. Социологический подход основан на убеждении, что социология есть наука, изучающая наиболее общие свойства явлений взаимодействия людей, отдельные стороны которых исследуются специальными общественными науками, в том числе экономикой. В этом смысле экономическая наука является частным разделом социологии. Если бы экономист ограничился рассмотрением только экономических явлений, игнорируя явления неэкономические, то вместо законов, отражающих действительные отношения экономических явлений, он сформулировал бы только воображаемые законы, не способные объяснять реальные экономические процессы. Ему волей-неволей приходится быть уже не только специалистом-экономистом, но и социологом, координирующим отношения основных форм социальной жизни. Сторонники рассматриваемого подхода говорят о существовании тенденции «социологизирования» общественных наук. Последние все больше проникаются общесоциологическими принципами и понятиями.

Сторонники социологического подхода рассматривают проблему экономических институтов с общесоциологических позиций. При этом в качестве центральной категории выступает социальное взаимодействие. По их представлениям вся общественная жизнь и все социальные процессы могут быть разложены на явления и процессы взаимодействия двух или большего числа индивидов. В то же время, комбинируя различные процессы взаимодействия, можно получить любой сложнейший общественный процесс, любое социальное событие. Процессы взаимодействия — индивидуальные и массовые, длительные и мгновенные, односторонние и двусторонние, солидарные и антагонистические и т. д. — являются теми нитями, из совокупности которых создается ткань человеческого сообщества. Из совокупности взаимодействующих индивидов можно составить любую социальную группу, любое «общество», начиная с «трамвайной» публики и кончая такими коллективами, как государство. Таким образом, взаимодействие индивидов выступает как родовое понятие социальных явлений; оно может служить моделью последних. В силу этого введение специального термина «институт» лишено существенного смысла. Институт есть лишь форма социальных взаимодействий.

 

Одним из основоположников социального подхода к исследованию экономических институтов является П. Сорокин (1889 — 1968) — русский и американский социолог.

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ ПОДХОД К ИССЛЕДОВАНИЮ ИНСТИТУТОВ?

 

ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ ПОДХОД. Организационный подход рассматривает институт как организацию, т. е. как форму внутренней упорядоченности, согласованности взаимодействия отдельных частей социальной среды. Термин «организация» обозначает широкий спектр объектов исследования — начиная от простых правил индивидуального поведения и заканчивая системами правил в виде коллективных институтов: предприятие, политическая партия, государство.

В современной экономической науке организационный подход развивается главным образом в рамках экономики согласований, созданной французскими институционалистами во главе с Л. Тевено. В основе этой теории лежит идея о множественности способов форм координации хозяйственной деятельности. Между различными «мирами» возникает напряжение, несоответствие, а предприятие служит механизмом достижения компромисса между ними. Оно вступает в отношения, которые отнюдь не обязательно носят рыночный характер, а скорее обусловлены доверием, технологическими требованиями, иерархией и т. д. В целом признание особой активной роли организаций идет вразрез с доминирующей неоклассической традицией. Экономику согласований нередко относят к экономике организации, различия между которыми весьма расплывчаты в силу того, что сами понятия «организация» и «институт», согласно англо-американской традиции, часто употребляются как синонимы. Поэтому экономику согласований обозначают как «теория институтов — французская версия».

 

ПРИМЕРЫ РАЗЛИЧНЫХ ТИПОВ ИНСТИТУТОВ.

 

Институты делятся на формальные и неформальные.

 

ЧТО ПОНИМАЮТ ПОД НЕФОРМАЛЬНЫМИ ИНСТИТУТАМИ?

 

Под неформальными институтами обычно понимают общепринятые условности и этические кодексы поведения людей. Это — обычаи, «законы», привычки или нормативные правила, которые являются результатом тесного совместного существования людей. Благодаря им люди легко узнают, чего хотят от них окружающие, и хорошо понимают друг друга. Эти кодексы поведения формирует культура.

ЧТО ПОНИМАЮТ ПОД ФОРМАЛЬНЫМИ ИНСТИТУТАМИ?

 

Под формальными институтами понимаются правила, созданные и поддерживаемые специально на то уполномоченными людьми (государственными чиновниками).

ПРИМЕРЫ. Наиболее известным примером формального института являются правила функционирования системы государственной власти, закрепленные в соответствующих законах. Негативные последствия, возникающие из-за нарушения формальных регламентирующих норм, обычно принимают форму административного или уголовного наказания. Примером неформального института служит традиция здороваться со знакомыми людьми. Негативные последствия, возникающие в результате нарушения неформальных регламентирующих норм, обычно имеют форму общественного осуждения.

Другими словами, институты, обладающие высокой степенью формализованности, называют формальными, а институты, обладающие низкой степенью формализованности, — неформальными.

Рассмотрим различные типы институтов: их происхождение, функционирование и организационно-правовые формы (если последние существуют). Институты регулируют различные стороны общественной жизни. Так, неформальный институт рукопожатия регулирует бытовое поведение на низшем уровне, фактически он является поведенческой нормой. К высшему уровню относят формальные институты, определяющие систему общественного устройства. К ним относятся институты частной собственности, институт демократических выборов и др. Обычно институты высшего уровня закрепляются в основном законе государства — Конституции.

ИНСТИТУТ РУКОПОЖАТИЯ. Предполагают, что этот неформальный институт развился на основе груминга — инстинктивных действий пары особей обезьян по вычесыванию блох друг у друга. Данные приматологии (науки о поведении обезьян) говорят о том, что выбор обезьяной партнера по грумингу предполагает доброжелательное, доверительное отношение к нему. Особи, испытывающие неприязненное отношение друг к другу, обычно не участвуют в груминге. Это связано с тем, что, помимо чисто утилитарной цели избавления от блох, груминг выполняет также важную психологическую функцию избавления от стресса, обретения чувства защищенности и т. д.

Груминг рассматривают как первичную биологическую форму добровольного обмена «услугами» между «экономическими» агентами. В ходе биологической эволюции утилитарная функция груминга постепенно исчезла, и вместе с ней исчезла необходимость длительного физического контакта между дружественными особями. Постепенно процесс груминга у обезьян трансформировался в акт кратковременного пожатия руки у людей, который по-прежнему выражает взаимную расположенность людей (уже в переносном смысле, а не в смысле определенного взаимоотношения особей в процессе груминга) и их готовность к взаимному обмену услугами. Акт рукопожатия фактически представляет собой первичную форму неявного контракта о возможном взаимовыгодном сотрудничестве, который «подписывается», «подтверждается» всякий раз, когда происходит физический контакт. Если два человека здороваются за руку, это предполагает, что каждый из них готов выполнить некоторые услуги для другого (в каждом конкретном случае различные), а невыполнение этого обязательства может повлечь негативные последствия, например в форме недружелюбных действий партнера.

Институт рукопожатия как один из древнейших институтов оказал заметное влияние на развитие культуры. Так, в русском языке слово «рука» порождает ряд слов и словосочетаний, выражающих помощь, поддержку: «выручить», «не подать руки», «рука руку моет», «у него там рука» (или даже «мохнатая лапа» — прямое наследие груминга).

ИНСТИТУТ ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ основан на убеждении людей в том, что использование материальных благ членами общества может быть упорядочено наилучшим образом с помощью простого правила: каждая вещь должна иметь единственного собственника, который обладает исключительным правом ее использования. В силу особой важности института частной собственности общество выработало комплекс правовых и организационных механизмов контроля за выполнением сформулированного выше правила, в результате чего данный институт приобрел все черты формального института. Фундаментальная конституирующая роль института частной собственности выражается в том, что в большинстве развитых стран право частной собственности провозглашено неотъемлемым, священным правом человека. Строгая и детальная регламентация отношений собственности, обеспеченная большим количеством нормативно-правовых документов, нередко приводит к смешению самого института частной собственности и его организационной формы. Нередко институт частной собственности неоправданно отождествляют с общественным механизмом, обеспечивающим права собственности. При этом упускается из виду принципиальное положение, что институт существует, прежде всего, в умах людей, а не служит только элементом внешней социальной среды. И пока институт частной собственности не утвердится в сознании людей в качестве этической нормы, никакие организационные меры не будут эффективно влиять на его укрепление и развитие.

ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ – это совокупность сложившихся в конкретном учебном заведении традиций и норм, определяющих сущностные характеристики процесса обучения: профиль подготовки специалистов, перечень преподаваемых дисциплин, объемы и последовательность их преподавания, применяемые методы обучения и воспитания, используемые учебные пособия и др. Образовательный институт обладает чертами как официального, так и неофициального института.  Ряд традиций и норм учебного заведения закреплен в официальных документах, регламентирующих его деятельность: государственных образовательных стандартах, уставе вуза, учебных программах и планах и т. д.  Другие традиции не получают организационного оформления: характер взаимоотношений между преподавателями и студентами, направленность внеучебных мероприятий и т. д.  

 

Совокупность локальных институтов организации часто определяют как ее корпоративную культуру.

 

ЗАМЕЧАНИЕ. Термин «институт» укоренился в современном разговорном русском языке как синоним образовательного института.  Этому способствовало длительное использование этого термина в качестве официального обозначения широкого круга образовательных учреждений в СССР. Хотя в настоящее время большинство крупных российских вузов имеют официальный статус университета или академии, в быту их по-прежнему именуют «институтами». Тем не менее, следует подчеркнуть, что термины «образовательный институт» и «образовательное учреждение» не тождественны. Внутренние традиции и нормы влияют на функционирование различных образовательных учреждений в разной степени. Так, в известных университетах, имеющих многовековую историю, институциональный фактор играет доминирующую роль, и в этом случае образовательный институт является определяющей чертой, сущностной характеристикой образовательного учреждения. Употребляя слово «Оксфорд», люди обычно понимают не здания и оборудования известного английского университета (материальные объекты) и даже не его нынешний преподавательский состав, а именно сложившееся в нем устройство академической жизни. В относительно молодом учебном заведении внутренние традиции и нормы обычно не оказывают значительного влияния на его внутреннюю среду. В этом случае образовательное учреждение служит лишь предпосылкой, необходимым условием для формирования образовательного института.

ИНСТИТУТ РЫНКА основан на убеждении, что общественная система, в которой экономическая функция государства ограничивается обеспечением определенного набора прав хозяйственных субъектов, является наилучшей, поскольку позволяет добиться наиболее эффективного использования ресурсов и наиболее справедливого распределения материальных благ между членами общества. Предполагается, что в результате хаотичного взаимодействия продавцов и покупателей устанавливается система равновесных цен, отражающая общественную ценность соответствующих товаров. Также подразумевается, что никакой другой способ взаимодействия хозяйственных субъектов не может предоставить обществу эту важную информацию. Таким образом, механизм свободной конкуренции рассматривается не только как наилучший способ социального взаимодействия, но и как наилучшее средство получения общественно значимой информации о текущей ценности товаров.

 

Рыночный институт обрел наибольшее влияние в эпоху становления капитализма, когда окончательно сформировался институт частной собственности, а человек получил полный набор гражданских прав. Рыночные ценности лежат в основе классической политической экономии — научной школы, сформировавшейся в тот период. Основатель школы — английский экономист А. Смит (1723 — 1790), автор книги «Исследование о природе и причинах богатства народов» (1776). С развитием общества характер взаимодействия экономических агентов перестает быть хаотичным и обретает упорядоченный, управляемый характер. Это обусловлено двумя основными факторами. Во-первых, совершенствование технологий приводит к укрупнению производственных единиц и монополизации рынков. При этом свободная цена превращается в регулируемую цену и утрачивает тем самым свою прежнюю роль абсолютно объективного информационного сигнала. Во-вторых, с развитием общества возрастает роль общественных благ, которые может производить только государство (оборона, безопасность, общее образование и др.). Государство превращается из стороннего арбитра хозяйственной деятельности в ее активного участника, самостоятельно устанавливающего цены на свои продукты. Таким образом, вследствие монополизации и огосударствления экономики сфера действия института рынка постепенно сужается.

 

РАЗДЕЛ 2. НОРМА КАК БАЗОВЫЙ ЭЛЕМЕНТ ИНСТИТУТОВ.

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ НОРМЫ. Основным элементом институциональной среды, в которой люди осуществляют свой выбор, являются нормы. Существует множество определений нормы:

 

- «регулярность в поведении индивидов, опирающаяся на санкции»,

 

- «отражение элемента долженствования в поведении»,

 

- «связующее звено между ценност­ной системой индивида и его повседневным поведением».

 

Мы же остановимся на следующем определении.

 

ЧТО ОЗНАЧЕТ ТЕРМИН НОРМА?

 

 НОРМА — «ПРЕДПИСАНИЕ ОПРЕДЕЛЕННОГО ПОВЕДЕНИЯ, ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ ДЛЯ ВЫПОЛНЕНИЯ И ИМЕЮЩЕЕ СВОЕЙ ФУНК­ЦИЕЙ ПОДДЕРЖАНИЕ ПОРЯДКА» В СИСТЕМЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ.

 

В ЧЕМ СОСТОИТ ПРИНЦИПИАЛЬНОЕ РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ НОРМОЙ И СРЕДНЕЙ ВЕЛИЧИНОЙ?

 

Спе­циально подчеркнем принципиальное различие между нормой и средней величиной: если первая реализуется через социальные механизмы (ценности, санкции и т. д.), то вторая не несет никакой социальной нагрузки и может быть выявлена с помощью простого статистического расчета. Так, расчет среднего времени опоздания на встречу дает лишь весьма опосредованное представление о вос­приятии людьми взаимных обязательств. Например, во Франции не принято приходить в гости точно в назначенное время, но это отнюдь не свидетельствует о необязательности французов: нормой является небольшое опоздание (5-15 мин), и отношения между хозяевами и приглашенными строятся на основе ее выполнения.

Норма – это базовый регулятор взаимодействуй людей. Нормой определяется, как должен себя вести индивид в различных ситуациях, при этом выполнение предписания носит добровольный характер либо основывается на санк­циях (социальных, экономических, юридических).

Остановимся более подробно на структуре нормы и на том, как норма влияет на поведение людей.

 

ИЗ КАКИХ ЭЛЕМЕНТОВ КОНСТРУИРУЮТСЯ НОРМЫ?

 

Элементы, из которых констру­ируются нормы, таковы:

- атрибуты, они определяют группу людей, на которую рас­пространяется норма;

- фактор долженствования (может, должен или не должен);

- цель;

- условия, при которых действует норма;

- санкции.

Санкции бывают юридическими, фиксируемыми в нормах права, и социальными, основанными на остракизме.

 

Механизмы санкционирования призваны обеспечивать действенность системы правил, то есть влиять на выбор, который делают экономические агенты.

 

ПО КАКИМ КРИТЕРИЯМ МОЖНО КЛАССИФИЦИРОВАТЬ САНКЦИИ?

 

В данном случае представляется полезным выделить несколько критериев классификации санкций.

 

1. Первый критерий классификации санкций — мотивационный. Здесь можно отметить стимулирующие и дестимулирующие санкции.

 

2. Второй критерий классификации санкций  — субъектный. Для определения субъектов, обеспечивающих осуществление санкций, будет уместно упомянуть о видах гарантов обмена, перечисленных В.Л. Тамбовцевым [Тамбовцев В.Л., 1997]:

 

«Гарантом в процедурах обмена могут выступать

 

(1) один из его субъектов;

 

(2) оба субъекта;

 

(3) третий субъект;

 

(4) норма, обычай;

 

(5) государство (закон и силовые государственные организации, обеспечивающие выполнение закона)».

 

Перечисленные виды гарантов можно объединить в два типа:

 

- субъекты-гаранты,

 

- инструменты-гаранты.

 

Первые три пункта относятся к субъектам-гарантам, четвертый — к инструментам, а пятый в зависимости от выделенной характеристики — закон или организации — к субъектам или инструментам соответственно. Единственное уточнение, которое необходимо сделать в связи с рассматриваемым здесь вопросом, состоит в том, чтобы отделить правила, которые механизм санкционирования призван защищать, от правил как элемента механизма санкционирования. Например, в соответствии с Законом «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» запрещается вводить в заблуждение потребителя относительно качества предоставляемых товаров и услуг (статья 10 «Недобросовестная конкуренция»). Данное правило обеспечивается санкциями, начиная с административных мер воздействия и заканчивая уголовными. Однако применение данных санкций предполагает выполнение целого ряда условий, которые, в частности, отражены в правилах, процедурах рассмотрения дел в антимонопольном органе или суде.

 

3. Третий критерий классификации  санкций — по форме. Речь идет о первичной форме, в которой существуют санкции. Используя классификацию, предложенную Дж.Коммонсом, можно выделить

 

- экономические,

 

- политические и

 

- моральные санкции.

 

Первые существуют в денежной форме, вторые — в форме ограничения или расширения свободы, третьи — в виде морального осуждения или одобрения. Важно отметить, что данная классификация условна в том плане, что может быть сведена к экономическим санкциям, поскольку теоретически все они выражаются в терминах выгод и издержек.

 

КАКИЕ ВИДЫ НОРМ  МОЖНО ВЫДЕЛИТЬ?

 

Выделение данных пяти элементов позволяет разграничить различные виды норм:

 

- совместную стратегию (shared strategy),

 

- норму в узком смысле этого слова и

 

- правило.

 

КАКУЮ СТРУКТУРУ ИМЕЮТ УКАЗАННЫЕ ВИДЫ НОРМ?

 

Так, указанные виды норм имеют следу­ющую структуру:

СОВМЕСТНАЯ СТРАТЕГИЯ = Атрибут + Цель + Условие.

НОРМА = Атрибут + Фактор долженствования + Цель + Условие.

ПРАВИЛО = Атрибут + Фактор долженствования + Цель + Условие + Санкция.

Примером совместной стратегии является любая фокальная точка. В случае поиска потерявших друг друга людей (в городе, в большом магазине) атрибутом будет факт потери друг друга, целью — нахождение друг друга, а условием — наличие бросающихся в глаза примет, вблизи которых более вероятно встретить друг друга. Норма в узком смысле практически совпадает с понятием согла­шения, ведь выполнение предписания соглашения носит сугубо добровольный характер. При переходе к правилу добровольный характер выполнения предписаний исчезает, в ход вступают санк­ции.

Дискуссия о влиянии норм на поведение людей служит лучшей иллюстрацией тезиса о внутренней неоднородности институционализма как исследовательской программы. Дело в том, что эта дискуссия связана с имеющим глубокие исторические корни про­тивостоянием между социологией и экономической теорией.

Социологи, вслед за Эмилем Дюркгеймом, видят в норме аб­солютный детерминант поведения людей, который задается им извне и носит экзогенный характер. Поведение homo sociologicus всецело определено нормативной структурой общества. А сами же нормы, согласно социологам, производны от характеристик общества и подчинены задаче его воспроизводства. Экономисты,  начиная со времен классической политической экономии, не могут согласиться с подобным пониманием норм, ибо оно исключает свободу выбора. Homo oeconomicus свободен в своем выборе, в том числе от огра­ничений, накладываемых нормами. «Рациональное действие на­правлено на достижение результата... Действие, регулируемое социальными нормами, не нацелено на результат. Даже сложные нормы предполагают, что индивид просто следует их предписаниям, тогда как рациональное поведение требует от индивида сложных расчетов в условиях неопределенности». Поэтому экономисты либо вообще отрицают наличие норм как институционального ограничителя выбора индивида, либо стремятся дать нормам ра­циональное объяснение, точнее — увидеть в них не заданный извне детерминант поведения, а результат осознанного выбора.

КАКИЕ СУЩЕСТВУЮТ ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К АНАЛИЗУ ПРИРОДЫ НОРМ?

 

Используя введенные ранее термины, «ЭКОНОМИЧЕСКИЙ» И «СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ» ПОДХОДЫ К АНАЛИЗУ ПРИРОДЫ НОРМ следует определить как примеры соответственно методологического инди­видуализма и институционального детерминизма. Возвращаясь к институциональной теории, заметим, что первый подход лежит в основе теории общественного выбора. Вторая же институциональная теория, занимающаяся анализом норм, — экономика соглашений (Л. Тевено, О. Фавро, А. Орлеан) возникла в результате поиска компромисса между методологическим индивидуализмом и ин­ституциональным детерминизмом. Рассмотрим эти две теории более подробно.

ТЕОРИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО ВЫБОРА: НОРМЫ КАК РЕЗУЛЬТАТ РАЦИОНАЛЬНОГО ВЫБОРА.

Теория общественного выбора отражает попытку «рационали­зировать» нормы, т. е. увидеть в нормах результат осознанного, рационального выбора людей. Следовательно, противоречие между моделью рационального выбора и следованием нормам снимается.

Теория общественного выбора изучает,  прежде всего, юридические нормы, отражающие результат политического выбора и фиксиру­емые в праве. Для объяснения юридических норм используется неоклассическая модель рационального выбора. В частности, предполагается, что «политика — это сложный институциональный процесс, на основе которого люди выбирают различные альтерна­тивы, сопоставляя их со своими ценностями, подобно тому, как они на рынке выбирают товар, руководствуясь лишь собственными предпочтениями». Иными словами, нормы и правила появляются в результате взаимодействия индивидов на политическом рынке.

КАКОВ КРИТЕРИЙ ОЦЕНКИ НОРМ?

 

Отсюда и следующий критерий оценки норм — их эффективность. Нормы эффективны тогда, когда они основаны на индивидуалис­тических ценностях и способствуют взаимовыгодной реализации индивидуальных интересов.

Увидеть в политических взаимодействиях разновидность ры­ночных, а в нормах — аналогичный товарам и услугам объект выбора позволяют три центральных для теории общественного выбора постулата: методологический индивидуализм, модель ра­ционального выбора и применение концепции обмена к анализу политики. Причем объектом рационального выбора становится вся совокупность юридических норм — начиная с конституции и завершая подзаконными актами. Тем самым достигается демокра­тический идеал Ф. Хайека — ситуация, когда государственное уст­ройство основывается на последовательном выборе конституции (наиболее общих норм, по которым будут осуществляться после­дующие взаимодействия, «правил игры»), законов, постановлений правительства и внутренних норм функционирования бюрократи­ческого аппарата.

 

КАКИЕ ТРУДНОСТИ ВОЗНИКАЮТ ПРИ ВЫБОРЕ ОПТИМАЛЬНЫХ НОРМ?

 

Однако выбор оптимальных норм сталкивается с рядом трудностей.

1. Во-первых, эффективные нормы предполагают существование согласия, консенсуса между участниками обмена. Причем речь идет о единодушном согласии. Правило единодушия может быть реализовано лишь в рамках прямой демократии, и любое делеги­рование права выбора, лежащее в основе моделей представитель­ной демократии, снижает эффективность норм. Дело в том, что контроль над выборными органами со стороны избирателей свя­зан с возникновением проблемы безбилетника: все граждане заин­тересованы в существовании контроля, но никто не готов нести издержки по сбору и обработке информации, связанной с осущест­влением контроля. В этих условиях возникновение лоббирования и подчинение деятельности выборных органов интересам не всего общества, а «групп давления»  является закономерным результатом.

2. Во-вторых, последовательный выбор эффективных норм связан с проблемой «дурной бесконечности»: чтобы принять конститу­цию, необходимо выработать предконституционные правила, по которым она принимается, и т.д.

 

Иначе говоря, условием дости­жения согласия является наличие предварительного консенсуса о способах его достижения.

3. В-третьих, выбор норм на основе обычной процедуры выявления предпочтений, голосования сталкивается со следующим парадоксом («парадокс Кондорсе», теорема «невозможности» К. Эрроу). Оказы­вается, для определения порядка коллективного предпочтения, соответствующего степеням предпочтения участников взаимо­действия, невозможно предложить процедуру недиктаторского решения.

 

ПРИМЕР.

 

Пусть три индивида А, Б и В осуществляют выбор между тремя нормами, I, II и III. Степень предпочтения индиви­дами каждой из норм задана следующей матрицей, где 1 — наиболее предпочтительная норма, 3 — наименее:

 

А

Б

В

I

1

3

2

II

2

1

3

III

3

2

1

Как видим, при парном сравнении в ходе голосования норма I оказывается предпочтительнее нормы II.  Действительно, норма I при сравнении с нормой II получает два «голо­са» (индивиды А и В предпочитают норму I в сравнении с нормой II):

 

для индивида А при сравнении норм I и II видим, что 1>>2;

 

для индивида В при сравнении норм I и II видим, что 2>>3;

 

тогда как только индивид Б предпочитает вторую норму первой, так как для него при сравнении нормы I с нормой II видим, что 3<<1.

 

Но при сравнении нормы I и нормы III выявляется противоречие — вместо ожидаемого на основе транзитивности предпочтений выбора нормы I большинство голосует за норму III. Действительно, норма III при сравнении с нормой I получает два «голо­са» (индивиды  Б и В предпочитают норму III в сравнении с нормой I):

 

для индивида Б при сравнении нормы III с нормой I видим, что 2>>3;

 

для индивида В при сравнении норм III и I видим, что 1>>2;

 

тогда как только индивид А предпочитает первую норму третьей, так как для него при сравнении нормы III и I видим, что 3<<1.

 

ЭКОНОМИКА СОГЛАШЕНИЙ: НОРМА КАК ПРЕДПОСЫЛКА РАЦИОНАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ.

В отличие от интерпретации норм с помощью модели рацио­нального выбора, характерной для теории общественного выбора, экономика соглашений предлагает увидеть в следовании нормам предпосылку рационального поведения, несмотря на то, что нормы при этом считаются заданными извне, экзогенны.

 

Данное утверж­дение на первый взгляд парадоксально: условием рационального действия становится выполнение нормы, не являющейся (точнее, не обязательно являющейся) результатом рационального выбора. Объяснение парадокса связано с уже упомянутым требованием к интерпретативной рациональности участников сделок на рынке.

Экономика соглашений предлагает рассматривать норму в качестве предпосылки для взаимной интерпретации намерения и предпоч­тения участниками сделок на рынке. В такой перспективе следо­вание норме становится для индивида способом доведения до контрагента сигналов о своих намерениях (signaling), равно как и основой для понимания намерений других индивидов. Индивиды выполняют требование нормы не потому, что она является абсо­лютным детерминантом их поведения, а для снижения неопреде­ленности во взаимодействиях и, следовательно, для достижения своих рационально поставленных целей.

 

Лучшей иллюстрацией сказанному будет «дилемма заключен­ных», ситуация, часто используемая для моделирования взаимо­действий на рынке. Напомним, речь идет о помещенных в отдельные камеры и потому изолированных друг от друга двух подозреваемых в одном и том же преступлении. Если они сознаются в соверше­нии преступления, то оба будут осуждены на срок А. Когда же только один признает вину и будет сотрудничать со следствием, а другой — нет, то первый будет осужден на минимальный срок Б, а второй — на максимальный В. Наконец, если оба отрицают вину, то будут осуждены на срок Г каждый (при невозможности полностью доказать вину каждого). При этом В>А>Г>Б.

Единст­венной индивидуально рациональной стратегией в данной ситуации будет признание вины, хотя оптимальный результат достигается при отрицании вины обоими подозреваемыми. Избежать неопти­мального результата можно лишь при условии, что оба обвиня­емых будут вести себя в соответствии с одной и той же нормой поведения — не признавать вину. Только когда каждый будет уверен, что другой будет отрицать вину, у него появится стимул тоже отрицать вину. А обоюдную уверенность гарантирует лишь выполнение предписаний одной и той же нормы. Например, «дилемма заключенных» не существует для членов сицилийской мафии, которые всегда уверены в следовании второго подозреваемого тем же самым нормам (отрицать всегда или признавать должен тот, кто менее полезен как действующий член мафии). Таким образом, именно применение норм позволяет достичь рационально постав­ленной цели — минимизировать ущерб от возможного осуждения.

 

В ЧЕМ СОСТОЯТ ОТЛИЧИЯ ЭКОНОМИКИ СОГЛАШЕНИЙ ОТ ТЕОРИИ ОБЩЕСТВЕННОГО ВЫБОРА?

 

1. В объяснении природы норм на основе экономического импе­риализма, а не на основе исследований в области социологии и герменевтики как науки об интерпретации, заключается первое отличие экономики соглашений от теории общественного выбора.

2. Второе отличие касается характера исследуемых норм. Экономика соглашений интересуется не столько юридическими и фиксиру­емыми формальным образом нормами, сколько соглашениями — совокупностями неформальных норм, составляющих «правила игры», по которым осуществляется взаимодействие между людьми в той или иной сфере их деятельности.

 

3. Наконец, взамен тезиса об универсальности норм рыночного поведения экономика соглаше­ний постулирует существование множества форм координации, множества соглашений.

 

РАЗДЕЛ 3. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ СТРУКТУРА ОБЩЕСТВА.  ФОРМАЛЬНЫЕ И НЕФОРМАЛЬНЫЕ ПРАВИЛА.

 

Люди налагают на себя ограничения, которые позволяют им строить свои отношения с другими людьми во всех обществах, даже в первобытных. В повседневной жизни мы сталкиваемся с огромным разнообразием правил. О значительной доле существующих правил мы не подозреваем, а если и знаем об их существовании, то редко знакомы с содержанием и еще реже — с тем, каким образом обеспечить их выполнение. Причиной тому являются их сегментарный характер или незащищенность данных правил. Сегментарность обусловлена тем, что сфера действия одного правила ограничена возможностями (1) идентификации его соблюдения или нарушения [Норт Д.С., 1993]; (2) эффективного наказания нарушителя. Однако, прежде чем задаваться вопросом о таком многообразии правил, следует выявить их основные типы. Для этого предлагается использовать несколько критериев классификации.

 

КАК МОЖНО КЛАССИФИЦИРОВАТЬ ПРАВИЛА ПОВЕДЕНИЯ?

 

В общем виде система правил поведения классифицирована в монографии немецкого экономиста В. Ванберга «Правила и выбор в экономической теории». С известной долей условности она может быть определена следующим образом (рисунок 2).

Рисунок 2. Классификация правил поведения (по В. Ванбергу)

Правила поведения делятся на наследуемые, генетически передаваемые, и приобретенные, передаваемые через культуру. Последние, в свою очередь, делятся на личные и социальные правила. Социальные правила делятся на неформальные (закрепленные обычаями, традициями и т.д.) и формальные (закрепленные в правовых нормах). Наконец, формальные социальные правила включают «частное» и «общественное» (публичное) право. «Частное» право регулирует поведение не только отдельных индивидов, но и не­ государственных организаций; в рамках «общественного» права выделяются правила, ограничивающие деятельность правительства и государства.

 

Такая классификация имеет определенное значение, поскольку помогает рассмотреть все многообразие правил, о которых ведут речь неоинституционалисты. Однако, как и всякая созданная по принципу альтернативного выбора (дихотомическому принципу) схема, она не свободна от недостатков, так как пытается отразить существующую структуру, а не процесс ее возникновения, эволю­ции. Ограниченность ее проявляется, прежде всего, в том, что она не показывает взаимосвязь и взаимовлияние различных типов правил. Реальная жизнь гораздо богаче этой схемы, поскольку правила постоянно возникают, изменяются и отмирают, а не нахо­дятся в застывшем состоянии. Например, неформальные социальные нормы формализуются, закрепляются в праве; не подкрепляемые санкциями формальные правила трансформируются в неформаль­ные и т. д.

 

ПО КАКИМ ДРУГИМ КРИТЕРИЯМ МОЖНО КЛАССИФИЦИРОВАТЬ ПРАВИЛА?

 

1. Централизованность, возможность обдуманного создания правил и фиксации их в виде документов.

 

По этому признаку правила могут быть формальными и неформальными. Институциональная структура развитого общества включает как формальные, так и неформальные правила, и эти группы правил определенным образом взаимодействуют друг с другом.

 

В свою очередь, неформальные правила могут быть разделены на формализуемые и неформализуемые. Последнее разграничение обусловлено, с одной стороны, свойством правил как блага длительного пользования, которое может переходить от поколения к поколению, а с другой стороны, издержками идентификации.

 

2. По широте охвата.

 

По этому критерию правила можно разделить на ГЛОБАЛЬНЫЕ и ЛОКАЛЬНЫЕ. Если глобальные правила формируют институциональную среду, то локальные обеспечивают создание институциональных устройств, обслуживающих сделки между экономическими агентами. Особенностью соотношения правил, выделенных по данному критерию, является их иерархичность.

 

Для нарушителей правил должна быть предусмотрена система наказаний. Однако при этом возникает «дилемма наказания»: «Для обеспечения такого общественного блага, как законопослушание, должно быть произведено такое общественное «антиблаго», как наказание». Издержки наказания включают два элемента — издержки выявления нарушителей и издержки наказания наруши­телей. Именно последние и рассматриваются Бьюкененом как «антиблаго». Наказание обязательно налагается ex post («после»), хотя мера наказания должна быть выбрана ex ante («до»). По мнению Бьюкенена, никакое наказание не возмещает полностью ущерба, не восстанавливает status quo ante. Однако наказания все же должны применяться, поскольку они предотвращают наруше­ния, которые в противном случае могли бы быть совершены в будущем. Поэтому создание эффективного политического режима требует действенной правоохранительной системы — эффективной благодаря не столько тяжести наказаний, сколько их неотврати­мости.

 

 

 

 

Процесс формализации ограничений связан с повышением их отдачи и снижением издержек путем введения единых стандартов. Издержки защиты правил связаны, в свою очередь, с установлением факта нарушения, измерением степени нарушения и наказанием нарушителя при условии, что предельные выгоды превышают предельные издержки, или, во всяком случае, не выше их (МВ≥МС). Права собственности реализуются через систему стимулов (антистимулов) в наборе альтернатив, стоящих перед экономическими агентами. Выбор определенного направления действий завершается заключением контракта (рисунок 3).

Права собственности

Стимулы — антистимулы

Набор альтернатив

Контракты

Рисунок 3. Реализация прав собственности в контрактах.

Контроль за соблюдением контрактов может быть как персонифицированным, так и неперсонифицированным. Первый основывается на родственных связях, личной верности, общих верованиях или идеологических убеждениях. Второй — на представлении информации, применении санкций, формальном контроле, осуществляемом третьей стороной, и, в конечном счете, приводит к необходимости организаций. С развитием общества возможно изменение как формальных, так и неформальных правил, а также способов и эффективности принуждения к исполнению правил и ограничений.

 

КАКОВО  РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ ФОРМАЛЬНЫМИ И НЕФОРМАЛЬНЫМИ ПРАВИЛАМИ?

 

В современном обществе неформальные правила играют весьма значительную роль. Люди сталкиваются с неформальными правилами повсюду: в семье, во взаимоотношениях с другими людьми, в деловой и политической жизни. Простые люди обычно слабо осведомлены о материальном праве, регулирующем их отношения с другими людьми. Основные правила, которые организуют отношения людей в повседневной жизни, не закреплены в законах. И даже на рынке, где цена устанавливается в результате колебаний спроса и предложения, действуют неформальные правила, оказывающие влияние на цену. Именно неформальные правила влияют на ожидания покупателей и их оценку того, справедливо ли повышение цены. Однако точное описание неформальных правил, их систематизация и однозначное определение роли этих правил в регулировании повседневной жизни людей — это чрезвычайно сложная задача. Неформальные правила, подобно правилам формальным, ограничивают поведение людей. Чем, однако, правила неформальные отличаются от формальных? Как провести различие между ними? Существует несколько подходов.

 

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ ПЕРВЫЙ ПОДХОД К РАЗГРАНИЧЕНИЮ ФОРМАЛЬНЫХ И НЕФОРМАЛЬНЫХ ПРАВИЛ?

 

Можно рассматривать в качестве формальных те правила, нарушение которых влечет достаточно суровые санкции, например наказание в виде тюремного заключения или остракизма.  Подобный подход к определению неформальных правил предполагает, что государство не является необходимой предпосылкой для их существования. Неформальные правила, согласно этому подходу, не накладывают жестких ограничений на действия людей, они лишь облегчают жизнь в обществе, делают ее более приятной. За нарушение неформальных правил следует не строгое наказание, а в худшем случае неодобрение общества. В соответствии с этим подходом неформальные правила являются обязательными только в моральном смысле или с точки зрения приличий и хорошего вкуса.

 

Подобный подход к проведению границы между формальными и неформальными правилами характерен для ученых, относящихся к направлению, известному как «старый институционализм».  В 1986 году, например, был проведен опрос жителей Торонто (Канеман и др.), который показал, что поведение хозяйственных магазинов будет считаться «нечестным», если после сильного снегопада они повысят цены на лопаты для очистки дорог от снега. Это исследование показало, что рост цен считается приемлемым, если он отражает реальное увеличение издержек, а не просто является реакцией на увеличение спроса. 

 

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ ВТОРОЙ ПОДХОД К РАЗГРАНИЧЕНИЮ ФОРМАЛЬНЫХ И НЕФОРМАЛЬНЫХ ПРАВИЛ?

 

В соответствии с другим подходом различие между формальными и неформальными правилами определяется не строгостью наказания, а тем, кто устанавливает правила и осуществляет принуждение к их исполнению. В основе этого подхода лежит проведенное Ф. Хайеком противопоставление «порядка, основанного на законе» (legal order) и «самопроизвольного порядка» (spontaneous order). «Порядок, основанный на законе» возникает, когда государство устанавливает законы и наказывает тех, кто их нарушает. «Самопроизвольный порядок» устанавливается, когда люди вовлекаются в устойчивые модели поведения, поскольку никто из них не может выиграть, отклоняясь от этих моделей поведения, даже если нет эффективных правовых механизмов сдерживания.

 

Подобного подхода придерживаются ученые — представители «нового институционализма». Они определяют формальные правила,  как правила, записанные в официальном источнике, за выполнением которых следит специально выделенная группа людей (судебная система, полиция, репрессивный аппарат). Наличие принуждения со стороны государства — это характерная черта формальных правил. В отличие от них неформальные правила не закрепляются ни в одном официальном источнике, их исполнение гарантируется не угрозой законодательных санкций, как в случае с правилами формальными, а контролем всех членов общества. Поэтому в первобытных обществах, не знавших государства, поведение людей регулировалось правилами неформальными. Формальные правила возникают с появлением государства. При этом подходе строгость наказания не имеет определяющего значения. Наказание может быть строгим за нарушение как формальных, так и неформальных правил, действующих в обществе.

 

ПРИМЕР. Например, в первобытных обществах действовало неформальное правило: богатые соплеменники должны были раздавать свое богатство более бедным членам общества. Эта норма выполняла определенную экономическую функцию — страхования от голода, который в равной степени угрожал всем членам первобытного общества, так как технология хранения продуктов была неразвитой,  и создание запасов было невозможным. Поделившись с соплеменниками, которым не повезло в этом году, богатый человек мог рассчитывать на взаимность, когда он в свою очередь  окажется менее удачливым. Подобное альтруистическое поведение поощрялось обществом: человек, раздавший свое богатство, пользовался особым уважением соплеменников. Но в некоторых обществах соблюдение этой нормы поддерживалось весьма суровыми санкциями. Например, эскимосы иногда убивали жадных богатых соплеменников.

 

ЧТО ЗАСТАВЛЯЕТ ЛЮДЕЙ СОБЛЮДАТЬ НЕФОРМАЛЬНЫЕ ПРАВИЛА?

 

Люди соблюдают законы потому, что за их нарушение следует наказание со стороны государства. А что заставляет людей соблюдать правила неформальные? Каковы стимулы, которые заставляют людей выполнять нормы поведения, действующие в обществе? Если норма поведения, принятая в обществе, не выполняется, то за этим следует определенная санкция, т.е. человек, нарушивший норму, должен нести определенные издержки.

 

КЛАССИФИКАЦИЯ САНКЦИЙ ЗА НЕСОБЛЮДЕНИЕ НЕФОРМАЛЬНЫХ ПРАВИЛ.

 

Наказание, которое может быть применено по отношению к нарушителям неформальных правил, принимает разнообразные формы — от простого неодобрения и косого взгляда до полного отказа поддерживать какие-либо отношения с нарушителем. Выделим основные группы санкций за нарушение социальных норм [Posner, Rasmusen, 1999].

 

1. АВТОМАТИЧЕСКАЯ САНКЦИЯ. Классический пример автоматической санкции за нарушение нормы — это наказание за несоблюдение правил дорожного движения. Тот водитель, который нарушает правило правостороннего движения в стране, где оно является нормой, просто столкнется со встречным автомобилем. Нарушитель в данном случае наказывается автоматически, без чьего-либо намеренного вмешательства. Норма, которая поддерживается автоматической санкцией, называется самовыполняющейся (self-enforcing norm). Другим примером самовыполняющейся нормы может служить язык. Если вы не говорите на языке ваших торговых партнеров, то они вас не поймут и вам не удастся заключить выгодную сделку. В этом случае санкция также наступает автоматически.

 

2. ВИНА. Чувство вины, которое испытывает человек, нарушивший норму поведения, — это внутренняя санкция. Экономисты рассматривают наказание как способность налагать издержки. Нарушитель испытывает угрызения совести, если он нарушил социальную норму, ставшую его внутренним убеждением в результате соответствующего образования и воспитания, независимо от внешних последствий. Многие люди чувствовали бы себя плохо, если бы воровали, даже если бы они были уверены, что их не поймают. Вина несколько напоминает автоматическую санкцию, потому что нарушитель рассматривает санкцию, которая наступает без постороннего вмешательства, как издержки для себя. Но она отличается от простой автоматической санкции: ведь чтобы санкция начала действовать, необходимы определенные ИНВЕСТИЦИИ в воспитание человека. Нужно приложить усилия, чтобы человек интериоризировал норму поведения и стал способен испытывать чувство вины. Карл Льюэллин, знаменитый американский юрист, наиболее выдающийся представитель американского правового реализма, считал, что порядок в обществе достигается в основном благодаря воспитанию, а не закону. Этим воспитанием занимаются семья и школа. «Образование — это не обучение чтению, письму и арифметике. Образование — это обучение способности быть гражданином, умению жить бок о бок со своими согражданами и,  прежде всего,  подчиняться закону». Процесс образования — это в значительной степени процесс внушения, насаждения идей, который должен продолжаться достаточно долго, чтобы обеспечить надежную подготовку. Эта подготовка нацелена на то, чтобы различные аспекты культуры стали составной частью обычных рутин, которых придерживается человек.

 

3. СТЫД. Нарушитель чувствует, что его действия понизили его в глазах других людей. Стыд — это внешняя санкция за нарушение нормы поведения. Стыд, так же как и вина, является результатом воспитания как формального, так и неформального. Однако стыд отличается от вины тем, что требует распространения информации о нарушении. Чтобы санкция стала действенной, необходимо, чтобы другие члены общества знали о нарушении правил.

 

4. ИНФОРМАЦИОННАЯ САНКЦИЯ. Действия нарушителя нормы могут раскрыть некоторую информацию о нем, которую он предпочел бы скрыть. Молодой человек, который хочет получить работу, но приходит на интервью с работодателем небрежно одетым, ненамеренно подает сигнал о том, что он не очень серьезно относится к этой встрече и что его не очень беспокоит, получит он эту работу или нет. В данном случае предполагается, что нарушение нормы поведения каким-то образом непосредственно связывается с обладанием нежелательными качествами, и поэтому люди наказывают нарушителя, отказываясь иметь с ним дело. Информационные санкции могут показаться потенциально слишком строгими. Издержки нарушителя, ставшие результатом наказания, намного превысят социальные издержки, явившиеся следствием нарушения нормы. Однако информационную санкцию можно рассматривать как способ корректировки асимметрии информации. В данном случае функция социальной нормы заключается не в сдерживании определенного поведения, а в подаче сигнала. Пустяковое нарушение нормы может сигнализировать о возможной ненадежности нарушителя как друга или делового партнера.

 

ПРИМЕР.   Примером сигнала могут служить подарки, которые купец дарил правителю, впервые приезжая в незнакомую страну, тем самым он демонстрировал заинтересованность в долгосрочном сотрудничестве и надежность, а не намерение захватить что-либо обманом; он продолжал дарить подарки, показывая, что не намерен прерывать отношения и в будущем. В качестве сигнала могут выступать стиль одежды, манеры человека, его речь и т. д. Довольно большая часть общественного, политического, делового поведения может быть объяснена именно в терминах подачи сигналов. Идея о сигнальной функции социальных норм была предложена Эриком Познером.

 

Сигнал — это любое небесплатное действие, которое позволяет отделить агента «хорошего» типа от агента «плохого» типа. Соблюдение правил поведения, этикета связано с издержками. Издержки в данном случае — это время, деньги и физический дискомфорт, который могут испытывать люди, не привыкшие к правилам хорошего тона. Люди, опасаясь, что их детей примут за агентов «плохого» типа, воспитывают их, чтобы для них издержки правильного поведения были достаточно низкими,  и подача сигнала не была связана с большими издержками.

 

5. ДВУСТОРОННИЕ САНКЦИИ, ТРЕБУЮЩИЕ ИЗДЕРЖЕК ОТ НАКАЗЫВАЮЩЕЙ СТОРОНЫ. В этом случае нарушитель нормы наказывается действиями лица, пострадавшего от этого нарушения. Данный вид санкции не требует распространения информации о нарушении. Человек, осуществляющий наказание, — это единственное лицо, которому необходимо знать о нарушении нормы. Но в этом случае, однако, могут возникнуть проблемы с осуществлением наказания за нарушение нормы, потому что оно здесь, в отличие от случаев, рассмотренных выше, не является бесплатным, а связано с определенными издержками, которые целиком возлагаются на лицо, осуществляющее наказание. «Наказание человеческих существ <…> вызывает страдание, уменьшение полезности у нормального человека, который должен сам прямо или косвенно выбирать наказание. “Наказание других” является “антиблагом”, в экономических терминах это деятельность, которая сама по себе нежелательна и которой стремится избежать нормальный человек или, если это невозможно, заплатить, чтобы уменьшить свое участие в этой деятельности».

 

ЧТО ПОНИМАЕТСЯ ПОД ТЕРМИНОМ «АНТИБЛАГО»?

 

Антиблаго (bad) — товар или продукт, обладающий отрицательной полезностью для потребителя.

Кроме того, индивид, который наказывает кого-то, может подвергаться риску противостояния или мести, а также прямых финансовых затрат. В этом случае даже может возникнуть необходимость в дополнительной системе санкций, применяемой по отношению к тому, кто уклоняется от своей обязанности наказать нарушителя нормы. Корсиканские законы кровной мести, например, дополняли механизм двусторонних санкций, требовавший от наказывающей стороны несения определенных издержек. Тот, кто отказывался от исполнения долга — кровной мести, подвергался остракизму. Это означало, что на лицо, отказывающееся от исполнения долга, общество налагало определенные издержки,  и оно должно было сравнивать издержки выполнения долга наказать обидчика с издержками изгнания из общества. Общество может также снижать издержки наказания за счет освобождения того, кто осуществляет наказание, от санкций, формальных или неформальных, которые обычно налагаются за те действия, которые он предпринимает, наказывая нарушителя.

 

6. МНОГОСТОРОННИЕ САНКЦИИ, ТРЕБУЮЩИЕ ИЗДЕРЖЕК. Многосторонняя санкция требует гораздо больше информации, чем санкция двусторонняя. Информация о нарушении должна быть распространена среди членов общества. В случае многосторонней санкции также остро стоит проблема безбилетника,  так как в наказании участвует большое число людей и возникает необходимость в определенном принуждении лиц, которые должны осуществлять наказание. 

 

ЧТО ПОНИМАЕТСЯ ПОД ТЕРМИНОМ «БЕЗБИЛЕТНИК»?

 

Безбилетник (free rider) — понятие, используемое в экономическом анализе для обозначения стороны, которая получает выгоды от усилий, предпринимаемых другой стороной, не платя за них.

В данном случае безбилетник — это тот член некоего сообщества людей, который пользуется общественным благом, т.е. по рядком и предсказуемостью поведения людей, обеспечиваемыми неформальным правилом, но не платит за него. Он не несет издержек, связанных с наказанием нарушителя, полагаясь на других членов сообщества и считая, что его вклад вряд ли что-то изменит, если другие не будут наказывать нарушителя. Но если все члены данного сообщества выберут стратегию безбилетника,  и никто из них не будет наказывать нарушителя, то неформальное правило не будет соблюдаться и все члены этого сообщества проиграют из-за отсутствия порядка.  Но в то же время издержки каждого наказывающего будут меньше, чем в случае двусторонней санкции. Спектр возможных наказаний здесь очень широк — на одном конце находится остракизм — изгнание из общества, а на другом — косой взгляд как выражение неодобрения без какого-либо ощутимого наказания. Итак, несоблюдение нормы, как мы видим, связано с определенными издержками. Рационально мыслящий индивид сопоставит выгоды от несоблюдения нормы с издержками, которые он при этом понесет, и на основании этого сопоставления сделает рациональный выбор.

 

ПРИМЕР. Роберт Аксельрод приводит следующий пример. Вечером накануне намеченной дуэли с Аароном Бэрром Александр Гамильтон (американский политический деятель, один из ведущих участников Войны за независимость Америки) взял бумагу и записал перечень доводов в пользу отказа от дуэли; главный довод заключался в том, что его могут убить (и он действительно был убит). Но Гамильтон понимал, что упадет в глазах общества, если откажется от поединка. Издержками отказа от дуэли, т.е. нарушения неформального правила, для Гамильтона было бесчестье. Он сравнил выгоды (сохранение своего доброго имени в глазах окружающих) с издержками нарушения неформального правила и сделал рациональный выбор.

 

Приведенная классификация неформальных правил может быть полезна для выявления тех функций, которые выполняют определенные социальные нормы. Она позволяет выяснить их роль в регулировании взаимодействия людей и учитывать эти социальные нормы при выборе политики и установлении законодателем правовых норм. К какому виду санкций относится, например, наказание, налагаемое обществом на человека благородного происхождения за отказ от дуэли, и какие функции выполняла эта социальная норма?  В южных штатах Америки действовали социальные нормы, которые рассматривали дуэль в качестве признанного способа решения споров между людьми благородного происхождения. Отказ от дуэли для лица, принадлежащего к элите общества, сопровождался потерей репутации, а это означало сокращение возможностей для установления выгодных отношений с другими членами  этой группы избранных лиц. Важной социальной функцией дуэли была информационная — дуэль можно рассматривать как источник информации о репутации человека, которую тот приобретал, если вел себя благородно. Понятие чести предполагало, что человек ведет себя наперекор собственному эгоистическому интересу. В условиях, когда издержки контроля действительного поведения были высокими, хорошая репутация могла способствовать социальным взаимодействиям, если она была надежной,  и на нее можно было полагаться.

 

МОЖНО ЛИ ДУЭЛЬ РАССМАТРИВАТЬ КАК ДВУСТОРОННЮЮ САНКЦИЮ?

Основная функция двусторонней санкции — сдерживание нежелательного с точки зрения общества поведения. Если человек нарушал принятые в обществе нормы поведения, то результатом мог быть вызов на дуэль пострадавшим лицом. Однако эта система сдерживания вряд ли была эффективной, поскольку связь между поведением человека, который нарушил нормы поведения и был вызван на дуэль, и его наказанием была слабой. Пострадавшее лицо, бросившее вызов, само могло погибнуть на дуэли. Не было никакого механизма, который гарантировал бы, что наказание постигнет виновного в нарушении неформального правила. Дуэль была похожа на судебный процесс, в котором судья, установив нарушение, бросал монетку, чтобы решить, кого следует казнить. Скорее всего, дуэль выполняла другую функцию — она служила источником информации о том, насколько человек дорожит своей честью. Если рассматривать функцию дуэли подобным образом, то на первый план выдвигается не изменение нежелательного для общества поведения путем его сдерживания, а забота о будущем поведении: члены общества будут учитывать эту информацию, принимая решение о том, стоит ли иметь дело с участниками дуэли. Мужество перед лицом гибели на дуэли — это прекрасное свидетельство о том, что человек дорожит своей честью. Он рискует жизнью, чтобы сохранить свою репутацию. Бросить вызов или принять его означало, что человек ценит доброе имя выше, чем эгоистические интересы, и он будет вести себя достойно и в других ситуациях. Таким образом, участие в дуэли выступало в качестве сигнала о том, как человек будет вести в будущем, заключая сделки с другими членами этого избранного общества.

 

А не могли ли индивиды «плохого» типа, т.е. те, которые не придерживаются внутреннего кодекса чести, сымитировать поведение благородных людей для того, чтобы воспользоваться в будущем хорошей репутацией и выиграть за счет нечестного поведения? Видимо, нет, потому что стратегия, основанная на обмане, будет выгодной, только если выгоды, полученные до того момента, как обнаружится, что человек ведет себя бесчестно, превысят издержки, связанные с риском погибнуть на дуэли. Это объясняет, почему издержки участия в дуэли были столь высоки — они ограничивали возможности мошеннического использования этого способа подтверждения репутации. Подача сигнала должна быть достаточно дорогостоящей, чтобы «плохие» игроки не смогли подражать поведению «хороших» игроков, и это требование в данном случае выполнялось.

 

КАКОВЫ УСЛОВИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ НЕФОРМАЛЬНЫХ ПРАВИЛ?

 

Эффективность неформальных институтов в регулировании жизни определенного сообщества зависит от ряда условий [Posner, 1997], в числе которых можно указать следующие:

 

УСЛОВИЕ 1. Размер социальной группы, в которой действуют эти нормы. Чем меньше группа, тем чаще в ней повторяются сделки, тем легче определить нарушителя норм и тем ниже издержки тех, кто подвергает нарушителя наказанию.

 

УСЛОВИЕ 2. Величина издержек, которые несет нарушитель, подвергающийся наказанию. Издержки, вызванные остракизмом, обратно пропорциональны уровню дохода. В богатом обществе с развитой системой социального страхования и наличием альтернативных возможностей получения доходов индивиды меньше зависят от расположения определенного сообщества. Оба этих условия — небольшой размер группы и высокие издержки, которые несет нарушитель, подвергающийся остракизму, — выполнялись в первобытных изолированных сообществах. Поэтому там система правосудия, основанная на неформальных правилах, была достаточно эффективной.

 

УСЛОВИЕ 3. Третьим условием является статичный характер общества, в котором действуют неформальные правила. Если общество меняется быстро, то управление, основанное на нормах, не удовлетворяет потребности общества. Социальные нормы изменяются  медленно, и тогда при создании нормы проблема безбилетника остро не стоит. Когда издержки изменения нормы малы, тот факт, что лицо, которое меняет норму, не может получить большую часть выгод, не является препятствием для создания нормы. Если же развитие общества становится динамичным, а централизованной власти, которая создавала бы или меняла нормы, нет, то необходимые серьезные изменения норм осуществить сложнее из-за высоких издержек.

 

ЧТО ТАКОЕ ПЕРВИЧНЫЕ И ВТОРИЧНЫЕ ПРАВИЛА?

 

Американский философ права Харт выделил правила, которые контролируют поведение людей (первичные правила) и правила, контролирующие правила (вторичные правила).

 

Первые правила направляют поведение граждан в их повседневной жизни.

 

Правила второго типа руководят поведением официальных лиц, когда они создают, пересматривают, отменяют или применяют первичные правила.

 

В соответствии с теорией Харта совокупность первичных и вторичных правил образует право. В отличие от права среди неформальных правил нет правил вторичных, нет специально предусмотренной процедуры создания, пересмотра или отмены неформального правила. В неформальных правилах нет конституции или судьи. Человек, который хочет изменить обычай, должен использовать имеющиеся под рукой средства, чтобы убедить других членов общества следовать иной норме [Hart, 1961].

 

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ФОРМАЛЬНЫХ ИНСТИТУТОВ.  По мере становления более сложных обществ, происходит движение в направлении от неписаных традиций и норм поведения к писаным законам, осуществляется постепенная формализация правил. Часто при этом формальные институты возникают на основе неформальных правил. Первые писаные кодексы коммерческого поведения стали возможными благодаря существованию множества неформальных правил, которые регулировали жизнь общества на более ранних стадиях развития. Но и позже в традиции общего права действовал принцип: «Judges must find common law» — «Судьи должны найти обычное право». Судьи в общем праве в соответствии со старинным принципом юриспруденции не могут принимать закон, пока не обнаружат социальную норму, которая заслуживает того, чтобы за ее соблюдением следило государство. 

 

ПРИМЕР.  В связи с этим можно привести следующий пример. В среде купцов XVIII века имели хождение расписки и векселя как средство платежа и кредита. Но в связи с их обращением возникали очень сложные вопросы распределения риска. Предположим, купец А поставил товары купцу В. Получив товары, В передает А расписку с обещанием выплатить определенную сумму в указанный срок в будущем. А продает расписку В третьему лицу — С. Тем временем В обнаруживает дефект в товарах, которые он купил у А. Теперь у В есть товары с дефектом, а у С — обещание В заплатить за них А. Может ли В отказаться платить С, ссылаясь на то, что А поставил некачественные товары, или В должен сначала заплатить С, а потом подать в суд на А за нарушение договорных обязательств? Подобные правовые вопросы вставали в связи с бурно развивавшейся в XVIII веке торговлей. Судья Мэнсфилд, как считается, дал основную массу ответов на них. Мэнсфилд знал, что он никогда до конца не поймет, как бизнес использует финансовые инструменты. Поэтому он и не пытался изобрести правила лучше тех, которые сложились на практике. Он тщательно изучал нормы поведения, которые возникли в бизнесе, и старался выявить наилучшую сложившуюся практику и заставить стороны соблюдать ее.

 

КАКИЕ РАЗНОВИДНОСТИ ПРАВИЛ ВКЛЮЧАЮТ ФОРМАЛЬНЫЕ ПРАВИЛА?

 

Формальные правила включают:

 

1) политические правила;

 

2) экономические правила;

 

3) контракты.

 

Совокупность этих правил организована в виде иерархии. На самом верху иерархии находится конституция, которая представляет собой правило установления других правил. Затем идут законодательные акты парламента и своды законов (гражданский кодекс, уголовный кодекс и т.д.), за ними следуют постановления административных органов, которым государство делегирует подобные правомочия, затем законодательные постановления и распоряжения местных органов власти, а в основании иерархии находятся индивидуальные контракты. Чем выше уровень этой иерархии, тем с большими издержками связано изменение формального правила. Пересмотр индивидуальных контрактов обходится дешевле, чем изменение распоряжения местного органа власти. Сложнее и дороже всего изменение конституции. Подобная организация формальных правил  обеспечивает стабильность институциональной структуры общества, которая очень важна для того чтобы институты могли выполнять свои функции: снижать неопределенность, делать поведение людей более предсказуемым.

 

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРАВИЛА определяют в самом общем виде иерархическую структуру общества, процедуры принятия политических решений и устанавливают способы осуществления контроля за политическими процедурами.

 

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРАВИЛА определяют права собственности, ограничивают доступ других лиц к ресурсам, находящимся в исключительной собственности, и определяют способы использования собственности и получения доходов от нее.

 

КОНТРАКТЫ содержат конкретные договоренности об обмене.

 

ВЫВОДЫ.

 

1.  В качестве рабочего определения можно использовать определение правил как общепризнанных и защищенных предписаний, которые запрещают или разрешают определенные виды действий одного индивида (или группы людей) при взаимодействии их с другими людьми или группами [Ostrom E., Gardner R., Walker J., 1993].

 

2. Правила, конституирующие институт, имеют смысл только тогда, когда они применяются более чем к одному человеку. С этой точки зрения любой институт — это набор определенных правил, тогда как правила — не всегда институт. Вот почему отделение одной категории от другой нетривиально. Следует отметить, что по составу институты также отличаются от правил, поскольку впервые входят, как уже отмечалось, соответствующие механизмы обеспечения соблюдения правил. При расширительной трактовке институтов различия оказываются еще более ощутимыми. 

 

3. Ю. Эльстер (1993) предлагает проводить различие между социальными, правовыми, индивидуальными, этическими нормами, а также привычками и принудительными неврозами. В соответствии с принятым определением институтов в их состав могут входить правовые и социальные нормы. Кроме того, из предложенного определения правил, следует, что общепризнанность не тождественна согласию, поскольку в последнем случае нет необходимости в особом механизме обеспечения соблюдения правил. Более содержательное определение правил, определяющих институт, требует рассмотрения их в соотношении с другими факторами, влияющими на поведение человека.

 

4. Рассматриваемые нами правила отличаются от индивидуальных правил тем, что первые являются ограничениями более чем для одного человека. Это означает, что для обеспечения действенности социальной нормы она должна быть поддержана соответствующим механизмом санкционирования: поощрения для соблюдающих норму и наказания для нарушающих последнюю. Существование позитивных и негативных санкций имеет принципиальное значение в объяснении поведения человека и соответственно результатов обмена между экономическими агентами. Неотъемлемым элементом данного механизма является технология идентификации нарушителя как непременное условие адресности санкций.

 

5. В отличие от нравственных норм правила, составляющие институт, далеко не всегда согласованны, логически последовательны. Данная особенность также имеет важные последствия для поведения, поскольку непоследовательность и тесно связанная с ним противоречивость позволяют манипулировать нормами.

 

6. Кроме того, правила отличаются от равновесия, основанного на обычае, тем, что редко обеспечивают Парето-оптимальность. Эта особенность обусловлена их распределительной природой. В дальнейшем на лекции 3 «Игровой подход к исследованию институтов» мы неоднократно будем возвращаться к вопросу об условиях обеспечения Парето-улучшения (как процедуры движения к Парето-оптимальному результату).

 

7. Наконец, правила отличаются от привычек или принудительных неврозов тем, что оказываются ограничениями в ситуации выбора. Привычка же является автоматически воспроизводимым образцом действия, который не требует размышления по поводу того, следовать ей или нет. Более того, отклонение от привычного поведения, даже если оно и происходит, может подвергаться инди­видуализированному механизму санкционирования. Причем эти санкции будут, как правило, отрицательными, а издержки — психологическими, оценка которых возможна только методом интроспекции.

 

8. Изложенное в предшествующем разделе лекции позволяет предположить, что правила являются рационализацией личного интереса (поскольку тем самым решается проблема координации действий разрозненных экономических агентов), которые в то же время определяют действия человека. Отметим, что рационализация личного интереса не означает создание институтов по заранее созданному плану, хотя и предполагает учет данного компонента в институциональном проектировании. То  есть рационализация личного интереса не означает, что правила всегда создаются по плану.

 

СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.

 

[1] Институциональная экономика: Учеб. пособие /Под рук. Акад. Д. С. Львова. — М.: ИНФРА-М, 2001. — 318 с. — (Серия: «Высшее образование»).

 

[2] Институциональная экономика: Учебник /Под общ. Ред. А.       Олейника. — М.: ИНФРА-М, 2005. — 704 с.

[3] Норт Дуглас. Институты, институциональные  изменения и  функционирование экономики. М.: Фонд экономической книги «Начала», 1997. (Серия: «Современная институционально-эволюционная теория»).

 

[4] Олейник А.Н. Институциональная экономика: учебное пособие.— М.: ИНФРА-М, 2002. — 416 с.

 

[5] Шаститко А.Е. Новая институциональная экономическая теория. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Экономический факультет МГУ, ТЕИС, 2002. — 591 с.